Фридрих Дюрренматт. Визит старой дамы


Бургомистр.  Приветствую  собравшуюся здесь го­родскую  общину Гюллена.
Разрешите   считать   наше   собра­ние   открытым.   На   повестке   дня  --
один-единственный вопрос. Мне выпала честь доложить собравшимся, что госпожа
Клара  Цаханассьян,  дочь покойного архитектора Готфрида Вешера,  одного  из
наших влиятельнейших со­граждан,  готова пожертвовать городу  и  его жителям
сумму в один миллиард.
Шум среди представителей прессы.
Пятьсот миллионов получит город, еще пятьсот миллио­нов делятся поровну
между всеми гражданами.
Молчание.
Радиокомментатор  (приглушенным  голосом).  До­рогие   слушательницы  и
слушатели! Небывалая сенсация. Предложенный дар, как по мановению волшебного
жезла,  превращает жителей городка в состоятельных людей; та­ким образом, мы
присутствуем  при одном из величайших социальных экспериментов  нашей эпохи.
Все оцепенели. Гробовая тишина. Люди потрясены.
Бургомистр. Предоставляю слово нашему учителю.
Радиокомментатор подносит микрофон учителю.
Учитель. Дорогие  сограждане!  Мы должны отдать себе  отчет  в том, что
госпожа Клара Цаханассьян пресле­дует  своим даром вполне определенную цель;
что же это  за  цель? Может быть, она хочет просто осчастливить нас, осыпать
нас золотом, воскресить заводы Вагнера и Бокмана, возродить фирму "Место под
солнцем"?  Вы знаете, что  это не  так. Госпожа Клара Цаханассьян преследует
далеко идущие цели. Она требует за свой миллиард справедливос­ти. Она хочет,
чтобы в  нашей  общине воцарилась справедливость. Это  требование заставляет
нас  задуматься.  Значит  ли  это,  что  в  нашем  городе   не  существовало
справедливости?
Первый. Не существовало.
Второй. Мы потакали преступлению.
Третий. Мирились с несправедливым приговором.
Четвертый. С клятвопреступлением!
Женский голос. Терпели негодяя.
Другие голоса. Правильно! Правильно!
Учитель. Дорогие сограждане. Мы должны признать эту прискорбную истину.
Мы  терпели несправедливость. Я полностью сознаю значение материальных благ,
кото­рые  сулит  нам миллиард;  я  хорошо понимаю, что бед­ность  --  корень
многих зол и несчастий. И все же речь идет не о деньгах.
Бурные аплодисменты.
Речь идет не о нашем благосостоянии и, конечно же, не  о  роскоши. Речь
идет о том, хотим  ли  мы, чтобы право­судие  восторжествовало, и не  только
оно,  но и все те идеалы, ради которых жили, боролись и умирали наши славные
предки. Идеалы, которыми гордится западная цивилизация.
Бурные аплодисменты.
Когда попирается любовь к ближнему, когда слабые -- беззащитны, а честь
--  поругана,  когда  правосудие  --  продажно, а молодая  мать  может  быть
ввергнута в бездну порока, мы ставим под угрозу нашу свободу.
Шум возмущения.
Нельзя шутить с идеалами, за идеалы люди проливают кровь.
Бурные аплодисменты.
Богатство  только   тогда  имеет   ценность,  когда  оно  покоит­ся  на
милосердии,  а  милосердия  достоин  только  тот,   кто  жаждет  милосердия.
Чувствуете ли вы в себе эту жажду,  дорогие сограждане, жажду духовную, а не
только плот­скую?  Вот  вопрос, который я, как  директор гимназии,  хочу вам
задать. Если вы действительно ненавидите зло, если вы не желаете жить в мире
несправедливости, то  тогда вы имеете право  принять  миллиард госпожи Клары
Цаханассьян и выполнить условие, которое она нам поставила. Прошу вас трезво
взвесить все за и против.



 
Голосование
Выбираем лучший фильм, в котором снимался Андрей Соколов.
Спектакли
Стихи Андрея