Фридрих Дюрренматт. Визит старой дамы


Оба слепца. Литром водки. Литром водки.
Клара Цаханассьян. Расскажите же, Коби и Лоби, что я с вами сделала?
Дворецкий. Расскажите.
Оба слепца. Дама приказала нас разыскать. Дама приказала нас разыскать.
Дворецкий.  Верно.  Клара Цаханассьян  приказала  их искать.  По  всему
свету. Они  эмигрировали: Якоб Хюнлейн в Канаду, а Людвиг Шпар  в Австралию.
Но она их нашла. Что же она с вами сделала?
Оба слепца. Она отдала нас Тоби и Роби. Она отдала нас Тоби и Роби.
Дворецкий. Что с вами сделали Тоби и Роби?
Оба слепца. Кастрировали и ослепили. Кастрирова­ли и ослепили.
Дворецкий.  Таково  это  дело:  перед  вами  --  судья,  ответчик,  два
лжесвидетеля  и судебная  ошибка, совершен­ная  в тысяча  девятьсот  десятом
году. Я правильно все осветил, истица?
Клара Цаханассьян (встает). Да.
Илл  (топает  ногой).  Но  срок  давности  миновал,  все   это  было  в
незапамятные времена. Старая дурацкая ис­тория.
Дворецкий. Что стало с вашим ребенком, истица?
Клара Цаханассьян (тихо). Он прожил всего год.
Дворецкий. Ас вами?
Клара Цаханассьян. Я стала проституткой.
Дворецкий. Почему?
Клара Цаханассьян. Меня обрек на это суд.
Дворецкий. И теперь вы требуете, чтобы свершилось правосудие?
Клара  Цаханассьян.  Да. Теперь  мне это  по  сред­ствам.  Город Гюллен
получит миллиард, если кто-нибудь убьет Альфреда Илла.
Мертвая тишина. Жена Илла бросается к мужу и обнимает его.
Госпожа Илл. Фреди!
Илл. Как ты можешь этого  требовать, моя  колдунья? Ведь  позади  такая
длинная жизнь...
Клара  Цаханассьян.  Жизнь позади  длинная,, но  я ничего не забыла. Ни
Конрадова  леса,  ни  Петерова  сарая, ни  кровати  вдовы  Болл,  ни  твоего
предательства.  Мы уже старики, ты опустился,  а  меня искромсали хирурги. И
те­перь я хочу свести  с тобой счеты, ты сам выбрал  свой путь,  а я свой не
выбирала. Только что, сидя в лесу, где прошла наша юность, ты  хотел вернуть
прошлое. Ну вот, я его  возвращаю тебе, но требую правосудия -- правосудия в
обмен на миллиард.
Бургомистр (встает  бледный, с достоинством). Гос­пожа  Цаханассьян! Мы
пока еще живем в  Европе, и мы христиане.  От имени  города Гюллена и во имя
гуманизма я отвергаю ваше предложение. Лучше быть нищим, чем палачом.
Бурные аплодисменты.
Клара Цаханассьян. Я подожду.




 
Голосование
Выбираем лучший фильм, в котором снимался Андрей Соколов.
Спектакли
Стихи Андрея