Над кукушкиным гнездом

Ив Жамиак. Месье Амилькар, или Человек, который платит

Луч прожектора высвечивает просцениум, на котором стоят два человека -
Александр  -  в  пальто  и  шляпе-  и  МАШУ  -  он  одет бедно,  но  не  без
элегантности. В глубине сцены загорается зеленый глаз светофора. Оба  стоят,
ожидая,  когда  можно будет перейти  улицу. Внезапно Александр обращается  к
Машу.

Александр. Ну как, вышло дело?

Машу. (удивленно) Простите, не понял?

Александр. Вы ведь только что были в бюро по найму?

Машу. И что из этого?

Александр. Предложили какую-нибудь работу?..

Машу. Надо же, какое любопытство, просто патологическое...

Александр. Впрочем, вы не обязаны отвечать.

Машу. И на том спасибо!

Александр. Но если собираетесь ответить, то побыстрее.

Машу. А что, где-то горит?

 


Александр. Вот именно. Горит красный. Мне на ту сторону.

Машу Александр. А я не спешу, мне нечего терять.
А могли бы найти...

(Машу удивленно рассматривает Александра)

Машу. Да нет никакой работы...вот так вот. Ну и что дальше?

Александр. Вот моя визитная карточка,  возьмите!  Завтра в шесть вечера
жду у себя!(Уходит)

(Машу рассматривает карточку).

Машу. "Александр  Амилькар. Дом двадцать  восемь,  улица..."Амилькар...
Офицерская  фамилия.  А  сам  в  гражданском  и переходит  на красный  свет.
Понятно, пользуется моим бедственным положением и так далее. Не пойду!

(ЗАТЕМНЕНИЕ.  Прожектор высвечивает  в центре сцены Виржинию. В руках у
нее газеты. Появляется Александр. Виржиния обращается к нему)

Виржиния.  Новая газета,  месье. Издание по налаживанию контактов между
взрослыми и молодежью, месье! Четыре франка номер, месье!

(Александр достает мелочь, подходит к Виржинии.)

Виржиния. А может, сразу двадцать пять экземпляров, а?

Александр. Почему именно двадцать пять?

Виржиния. Да  потому что  двадцать пять по четыре  выйдет как  раз  сто
франков,  месье! (Помедлив,  подходит ближе и говорит доверительно)  Включая
плату за номер.

Александр. В гостинице, что ли?

Виржиния. Ну да! Вместо премии!

Александр. Неплохо придумано! Ну-ка, повернитесь чуть-чуть...

Виржиния. Это еще для чего?

Александр. Для расширения кругозора.



Виржиния. (С неохотой  поворачивается  на месте. Александр  внимательно
разглядывает Виржинию. Он останавливается). Ну как?

(Александр протягивает визитную карточку)

Александр. Завтра у меня дома, в шесть часов вечера.

Виржиния. Э, минутку, месье. На дому это будет..

Александр. Сколько?

Виржиния. Пятьдесят газет.

Александр. Ладно, я открою киоск.(Уходит)

Виржиния.  (разглядывает  карточку)  Амилькар....Фамилия   сексуального
маньяка. Нет, уж к кому-кому, а к нему я ни ногой!

(Затемнение.  За   кулисами   слышатся  аплодисменты.   Луч  прожектора
высвечивает сперва Элеонору, надевающую пеньюар.  Перед ней стоит Александр.
Через руку  перекинуто  пальто, в другой руке шляпа.  Некоторое время длится
неловкое молчание.)

Элеонора. Вы были в зале?

Александр. Да!

Элеонора. Как вам понравился спектакль?

Александр. Сегодня было последнее представление?

Элеонора. Да.

Александр. Ну и слава богу!

Элеонора. Так, вы явились в мою артистическую, чтобы...

Александр. ...выразить вам мое восхищение!

Элеонора. Что ж....Это вы уже сделали.(Поворачивается к нему спиной)

Александр. А что вы собираетесь делать дальше?

Элеонора. Переодеваться, если позволите...

Александр. Я имею ввиду, в профессиональном плане?

Элеонора. (удивленно) В качестве кого вы задаете мне такой вопрос?

Александр. В качестве заинтересованного...



Элеонора. В чем?

Александр. Не в чем, а в ком! В Вас!

Элеонора.  (смущенно)  Я никогда  не  говорю  о  своих  планах.  Это  ж
суеверие, если хотите...

Александр. Понимаю, понимаю.

Элеонора. Но планы у меня есть!

Александр. Вот и чудесно!

Элеонора. Три известных драматурга могли бы засвидетельствовать...

Александр. Вот и замечательно...

Элеонора. А так же три...нет, погодите, четыре кинорежиссера!

Александр. Это потрясающе!

Элеонора. Вы можете мне не верить...

Александр.  Что  вы,  как  же   иначе,   такая  актриса,  как  вы?..  И
предполагая,  что  все  эти  ангажементы вы можете  быстренько выполнить  до
завтрашнего  вечера,  я...(протягивает  ей визитку) жду вас завтра  в  шесть
часов.(Раскланивается и уходит)

Элеонора.  "Амилькар"...(Задумывается)  Фамилия  импресарио.   Гастроли
труппы Амилькара! Пахнет нищенскими ставками. Не пойду!

(Затемнение. Часы  бьют  шесть. Зажигается свет. Александр  в  домашней
куртке, входит вместе с Машу.)

Александр. Ценю вашу точность!



Машу. Обычно я вовсе не так уж пунктуален. Просто очень любопытно...

Александр. Присаживайтесь!

Машу. Могу я узнать...

Александр. Как вас зовут?

Машу. Машу Фронваль дю Понтон де ла Тур!

(Александр озадаченно смотрит на него)

Машу.  Родовая фамилия исторических масштабов. Правда, ее укоротили  во
времена  великой  революции. И теперь на моей карточке  избирателя  осталось
только  одно: гражданин  Машу. Остается голосовать  только за социалистов. А
теперь могу я узнать....

Александр. Ваше имя?

Машу. Геноле.

Александр. Простите, как вы сказали?

Машу. Геноле. Сейчас такие имена редкость, не так ли?

Александр.  Вы   позволите?(Сильно  хлопает  его   по   плечу)  Старина
Геноле!(Поразмыслив) Я буду называть вас Леоном!

Машу. Что это за шутки?

Александр. Когда я стану шутить, я потребую, чтобы вы в ответ смеялись!

Машу. Но почему именно Леоном? Я привязан, знаете ли, к своему имени!

Александр.  Это  я  буду  вам  говорить,  к  чему  я  привязан! (пауза)
Александр вдруг снова хлопает Машу  по плечу) Ох уж  этот старина Леон!.. Вы
видите, это куда более удобно.

Машу. (растерянно) Могу я все-таки...

Александр. Леон Машу...Антиквар...

Машу. Антиквар? Я? Вовсе нет, я...

Александр. Антиквар!

Машу. Ах вот оно что! Вам требуется антиквар?

Александр. Итак, вас зовут Леоном, вы - антиквар.

Машу.  Послушайте!  Я,  конечно,  ничего  не  имею  против  разных  там
древностей, но...

Александр.  Ну и в  добрый  час!  Еще  одно  условие,  и вы  будете  не
"против", а "за". Ваше семейное положение?

Машу. Я холост.



Александр. Вдовец.

Машу. Не понял?

Александр. Вы - вдовец.

Машу. А может, вдобавок и безногий инвалид? Пожалуйста...

Александр. Причем, вы довольно нервный тип, верно?

Машу.  Боже  мой!  Он  собирает  меня  из  разных  частей,  как  ржавую
колымагу...

Александр.  Только с  той разницей,  что я вас  не ремонтирую, а создаю
заново, испытывая, так сказать, различные материалы.

Машу. Собственно, что меня здесь удерживает?

Александр. Конечно же, симпатия, которую ты ко мне испытываешь.

Машу. Ого! Мы уже перешли на "ты"?

Александр.  Давно  пора!  Ведь  мы знакомы  тридцать лет.  Сколько воды
утекло.

Машу. Тридцать лет?

Александр. Подумать только! Лицей Людовика  Великого! Девочки-горничные
прогуливаются по Люксембургскому саду! А веселые ночки в Латинском квартале?
Тридцать лет, дорогой Леон, тридцать лет!

Машу. (совершенно растерялся) Не  знаю,  что вы замышляете, одно ясно -
такую работенку социальное страхование под свое крылышко не возьмет!

Александр. Тебе  никогда не хватало фантазии, Леон. Помнишь, когда мы с
тобой служили в одном полку...

Машу. Моей ноги никогда не было в казарме!

Александр. Опять эти проклятые остаточные явления...

Машу. Какие еще явления?

Александр.  После  полной  потери памяти. Не  переживай  -  моей памяти
хватит на нас двоих. Сколько времени уже прошло с тех пор? Восемь лет?

Машу. О чем вы?

Александр. Ну, когда ты попал в автомобильную катастрофу.

Машу. Я?

Александр. Тебе-то что жаловаться! Вот бедной Жюльетте действительно не
повезло!

Машу. Жюльетте?

Александр. Да,  твоей  жене Жюльетте.  Слава богу,  недолго ей пришлось
мучиться.

Машу. (резко встает) Нет уж, избавьте!(Намеревается уйти)

Александр. Но тебе абсолютно не  за что себя  упрекать, Леон!  Ведь это
она была за рулем!

(Леон останавливается)

Машу. (успокоенный) Ах, это она...

Александр. Ну конечно  же! И  поэтому твоя естественная веселость почти
не пострадала...

Машу. Вот как...Так мне присуща естественная веселость?

Александр. Непременное условие, и это занесено в контракт о вашем найме
на работу!



Машу. Значит, речь идет все-таки о работе?

Александр. А вы думали, я организую бесплатные круизы вокруг Европы для
безработных?

Машу.  Ладно, допустим.  Леон,  вдовец,  антиквар,  естественно  весел,
слегка забывчив, а дальше?

(Звонок в дверь)

Александр. Следующий номер! (быстро выходит)

Машу. Куда это он клонит?

(Александр возвращается с Виржинией)

Виржиния. (Заканчивает фразу,  начатую за кулисами) Потому  что никогда
не  знаешь, на  кого  попадешь.  Одна  моя подружка однажды  пришла на дом и
...(Замечает Машу) А это еще кто такой?

Александр. Это Леон!

Виржиния. Нет, нет, месье, об этом не может быть и речи!

Александр. О чем вы?

Виржиния.  Я не  вчера на  свет  родилась!  Ладно,  я  на  вас не очень
обиделась. Чао!

Александр. Вы глубоко заблуждаетесь!

Виржиния.  Конечно,  вы позвали  меня поднимать гирю  на ваших  стенных
часах.

Александр. Это, возможно, так же будет входить в ваши обязанности.

Виржиния. Боже, как он оригинален! К счастью, я  обладаю нюхом на такие
дела! (Вновь порывается уйти)

Александр. Желаю хорошо провести вечер!

Виржиния. Что вы сказали?

Александр. Вы ведь уходите, вот я и желаю вам хорошо провести вечер.

Виржиния. Как же я это ненавижу!

Александр. Что именно?

Виржиния. Когда меня выставляют за дверь.

Александр. Присаживайтесь. Как вас зовут?

Виржиния. Кто зовет?



Александр. (Раздраженно) Франция!

Виржиния. Хлорофилл!

(Машу разражается смехом)

Виржиния. А этот кашалот здесь тоже для поднятия гирь?

Александр. Прошу с уважением относиться к твоему крестному!

Виржиния. Повторите-ка, кто он мне?

Александр. Он - твой крестный.

Виржиния. Мой крестный? Слушайте, у вас что, не все дома?

Александр.  Вот  увидишь,  Леон,  она  сейчас  открестится  от   своего
крестного!

Виржиния. Мне наплевать на каких-то там крестных!

Александр. Можно выражаться повежливее?

Виржиния. А мне наплевать!

Александр. Ты слышишь? Леон?  Девчонка,  за которую ты  бы мог заложить
душу! Чему ее учили двенадцать  лет  в колледже?  Воспитывали как принцессу!
Хорошенький результат,  нечего сказать! И кто-то еще  рассуждает,  что хочет
стать адвокатом?

Виржиния. (остолбенев) Я? Адвокатом?

Александр. Послушай, Виржиния!

Виржиния. Виржиния? А это  еще  что за выдумка?  Стоп! На этот раз я уж
точно сматываюсь! (она с решительным видом поднимается, собираясь уйти)

(Звонок в дверь)

Александр. Слишком поздно. (Выходит)

Виржиния. Скажите, а вы тоже того?

Машу. Еще не знаю, это будет зависеть от тарифа.

Виржиния. От тарифа?

Машу. Я тоже пришел, как и вы, наниматься.

Виржиния. И какого же сорта эта работа?

Машу. Кажется, самая необычная работа в двадцатом веке.

(Александр возвращается с Элеонорой, она в пальто)

Элеонора. ...и поскольку  я  никогда  не подписываю никаких контрактов,
прежде   чем  не  изучу  все  другие  предложения,  я  решила...(Она   резко
останавливается, увидев Виржинию и Машу).

Александр. Виржиния! Леон! Элеонора!

Элеонора. Дюрок!

Александр. Простите?

Элеонора. Элеонора Дюрок.

Александр. Присаживайтесь, Элеонора Дюрок!

Элеонора. (показывая на Виржинию и Машу) Это мои будущие партнеры?

Александр. Точнее выразиться трудно!



Виржиния. Партнеры? Я это и подозревала! (резко встает)

(все рассматривают ее. Смущенная их взглядами, Виржиния садится)

Александр.  Так, разберемся  более  детально.(пристально  рассматривает
Элеонору)

Элеонора. (не выдержав) Предупреждаю, на прилавке еще не весь товар!

Александр. Достаточно, чтобы составить общее представление.

(Смешок Машу)

Элеонора. Позвольте осведомиться, что  вас настраивает на столь веселый
лад?

Машу. Меня? Так, ничего... Мне присуща естественная веселость.

Элеонора.  (чувствует себя неловко) Я забыла  вас предупредить:  у меня
через полчаса свидание с одним продюсером на другом конце Парижа.

Александр. Я вас ангажирую.

Элеонора. (пораженная) Для чего?

Александр. Ну...  Хотя бы  для  того, чтобы  вам сейчас  не мчаться  на
другой конец Парижа.

Элеонора. Вы на редкость галантны! Итак, о какой роли идет речь?

Александр. Это роль...

Элеонора. (с пресыщенным видом) Роль возлюбленной?!

Александр. (удивленно) Вы прочитали свой гороскоп перед нашей встречей?

Элеонора. После моего триумфа  (сдерживается и принимает более скромный
вид).... Скажем, после моего  довольно крупного успеха  в пьесе "Косточка от
яблока"  в  тысяча девятьсот...(она  уже хотела  назвать  год,  когда  вдруг
заметила, какой интерес это вызывает) я столько переиграла возлюбленных...

Александр. Это, наверное, обеспечивает вам стабильный доход?

Элеонора. Это подавляет мою истинную натуру!

Александр. Какая же она, ваша истинная натура?

Элеонора. А, зачем это вам? Раз уж так  сложилось, что на драматической
сцене уже никогда не раскроется моя истинная натура!

(смех Виржинии)

Элеонора. (пронзает  ее  взглядом) Симпатичная крошка!  Кого она  будет
играть?

Александр. Вашу дочь.

Элеонора. Мою?...

Виржиния. (В бешенстве обращается к Машу) Что он хочет этим сказать?

Машу. Ну вот  еще! Не хватало еще, чтобы  я старался понять и за других
тоже!

Элеонора. (Александру) Скажите, наконец,  это  будет роль  возлюбленной
или матери?

Александр. Ваша роль объединяет и то и другое!

Элеонора. (несколько недовольным тоном) Ах, так! (она гневно смотрит на
Виржинию)И взрослая у меня будет дочь?

Александр. Ну, не такая уж взрослая.



Элеонора.  Нет-нет,  совсем  уже  взрослая.  Двадцать  четыре  двадцать
пять...

Виржиния.  Э...  эй! Не  очень  то набавляйте. Мне всего двадцать  два,
мадам! И по мнению знатоков, я выгляжу на все девятнадцать.

Элеонора. Когда удаляетесь быстрой походкой.

Виржиния. Как раз наоборот, когда сплю!

Александр. Хочу  сразу уточнить: в  соответствии с  авторским замыслом,
дочь у вас родилась очень рано!

Элеонора. (иронически) Браво!  Это меняет все. В результате - я и мать,
и возлюбленная!

Александр. Теперь вы все поняли?

Элеонора.  Да, несомненно, это  может  привести к  занятной сценической
ситуации!

Александр. Вот видите.

Элеонора. И в кого же она влюблена?

Александр. В своего мужа.

Элеонора. (разочарованно) Ах, так это авангардистская пьеса?

Александр. Еще почище!

Элеонора. Вы все больше меня интригуете. Кто автор?

Александр. Ваш покорный слуга.

Элеонора. Это, наверное, ваш первый опыт?

Александр. Это не пьеса...

Элеонора. А, понимаю, антипьеса!

Александр. Вот-вот, для антипублики.

Элеонора. (с сомнением) Ин-те-рес-но...(Указывая на Машу) Этот господин
играет мужа?

Машу. Хватит с меня того, что то я вдовец.

Элеонора. Вдовец?

Машу. Вдовец, мадам! Антиквар-вдовец, который страдает из-за отсутствия
памяти, но зато наделен естественной  веселостью.(Александру)Кстати, позволю
себе  напомнить,  господин  Амилькар, что  вы бросили  меня  в самый  разгар
сборки. Если вы могли бы меня закончить...

Александр.  (Хлопая Леона по плечу)  Ах этот старый  Леон...  Он играет
друга семьи и...

Машу. Минутку! Как "играет"?

Виржиния. Когда мне предлагают  "поиграть", я  беру по счетчику,  как в
такси.

Александр. О'кей!  Такси, гаси зеленый огонек, занято!(оставив Виржинию
в остолбенении  обращается  к Элеоноре)  Это  любители.  Я выбрал их, потому
что...

Элеонора.  (стремясь  как   можно  скорее  по  кончить  со  всем  этим)
Послушайте, я возьму текст с собой, прочту его на досуге, а потом...

Александр. Какой текст?

Элеонора. Текст пьесы!

Александр.  Я   повторяю  вам,  пьесы  нет!..  Это  будет  коллективное
творчество!



Элеонора. Как же это я раньше не догадалась!

Александр. Итак, если вас интересует сюжет...

Элеонора. Так сюжет все-таки имеется?

Александр. Это история одной семьи.

Элеонора. Увлекательно. Что же это за семья?

Александр. Обычная семья.

Элеонора.   (смотрит  на  него   озадаченно)  Это   несомненно  вызовет
скандальный успех!

Александр. Надеюсь!

Элеонора. Что ж, бог, как говорится, в помощь! Что же касается меня, то
я подумаю над всем этим и...

Александр. (внезапно берет за плечи и говорит, глядя прямо в глаза) Это
настоящий скандал, любовь  моя! Скандал  да и только! Мы с тобою по-прежнему
вдвоем! Двадцать лет семейного  счастья! Кто  простит  нам это  чудо!  Боже,
отпуская  грехи   злыдням,   астматикам,  технократам,   игрокам  и   другим
потребителям мороженых продуктов,  ты  не забыл  нас? Когда  мы  проходим по
улице, они  закрывают ставни....ты никогда  не  замечала этого, дорогая? Они
ненавидят солнце за то,  что оно освещает нас! Как будто мы с тобой в ответе
за неравномерное распределение счастья на земле! Как счастливы мы - ты,  я и
наша любовь!

Элеонора. (изумленно смотрит на него) Занятно!

Александр. Это набросок реплики мужа.

Элеонора. Что ж, реплика уже весьма отработана. Итак, муж, это...

Александр. Я!

Элеонора. Значит, вы тоже играете?

Александр. Такова воля продюсера!

Элеонора. Кто этот продюсер?

Александр. Я!

Элеонора. Где вы намерены давать этот спектакль?

Александр. Здесь.

Элеонора. Вы шутите? Публика?

Александр. Я.

(Вне   себя  от   бешенства,  Элеонора   ищет   взглядом  выход,  потом
направляется к двери)

Элеонора.  (решив более  не  перечить)  Все  это  очень...  как  бы это
сказать...   Нет,    правда....    Я   бы    даже    сказала,   впечатляюще!
Ниспровергаются... ведь верно... все основы самого теа...Да, да! Обещаю, что
я подумаю над  всем этим...Да, что  я еще хотела сказать?  (У  двери) Ах да!
Всего доброго!

Александр. (кричит) Чистый оклад десять тысяч!

(Она  резко  останавливается и  поворачивается  к нему. Виржиния и Машу
медленно поднимаются с мест. Молчание)

И раз  уж мы находимся на  стадии взаимных признаний, я думаю, наступил
момент, чтобы я представился вам... Александр Амилькар, рогоносец!

(всеобщее удивление)



Элеонора. Вы...греческого происхождения?

Александр. Как вы сказали?

Элеонора. Амилькар...Это фамилия греческого происхождения?

Александр. Да, как в трагедии. И рогоносец, как в бульварной комедии.

Машу. Есть и судовладельцы...

Александр. Кто-кто?

Машу. Греческого происхождения...

Александр. Верно...и шампиньоны по-гречески! А я - рогоносец!

(общее смущение.  Внезапно Виржиния  взрывается  смехом, затем начинает
смеяться Элеонора и Машу)

Александр. Я благодарю вас за проявление  коллективной  симпатии  и  не
требую никаких  утешений. Я излагаю  вам лишь  фактическое состояние  вещей!
(пауза) Рогоносец в любви, рогоносец в дружбе, рогоносец вообще...

Машу. Вот видите! Когда внимательно во всем разберешься, то...

Александр.   Да,  я  знаю...Мне  понадобилось  пятнадцать  лет,   чтобы
убедиться  в этом...В течение  пятнадцати лет  я покупал  каждый  день  свою
порцию чувств, как хлеб,  как  газету. С тем различием, что покупая газеты и
хлеб, я всегда знал, что именно я покупаю.

(Пауза, никто не понимает, к чему он клонит)

Машу.  (чтобы  хоть  что-то  сказать)   Конечно,  когда   знаешь,   что
покупаешь...

Александр. Вот именно: знать, что ты покупаешь! Вся соль в этом!

Виржиния. У меня был один тип, который...

Александр.  Никто никому ничего не должен!  Все оплачивается!  Да будет
так! Это  правило  игры! Главное - не  быть обманутым,  иначе от этого можно
сдохнуть.

Элеонора. (без большой убежденности) Это очевидно...В конечном счете...

Александр. Вы согласны с этим?

Элеонора. Еще бы...

Александр. Спасибо.

Элеонора. Браво! Возвращаясь к нашим делам...

Александр.  Чистая  ставка  десять  тысяч! Естественно,  с  заключением
контракта о найме по всей форме!

Элеонора. Контракта?

Машу. О найме!

Элеонора. Что же вы собираетесь взять в наем?

Александр. (удивленно) Разе вам не ясно?

Элеонора. Извините, не ясно!

Александр.  Я  собираюсь арендовать то, в  чем жизнь  отказывает мне  с
возмутительным упрямством - любовь жены! Привязанность потомства....и дружбу
некоего старины Леона. Одним словом, семейный комплект в рабочем состоянии!

Машу. Погодите, погодите...Вы хотите сказать...

Александр. Да-да!

Машу. (двум женщинам)  Он  хочет сказать...  (внезапно до него  доходит
все) Боже праведный! И это мы...

Александр. Счастливые избранники! Я вас поздравляю!

Виржиния. Надо же! Сколько я встречала разных чудаков, но такого!



Элеонора. (подходит к Александру совсем близко и  смотрит ему  в глаза)
Это все шутка, не так ли?

Александр. Ни больше ни меньше, чем все остальные серьезные вещи.

Элеонора. Итак, вы всерьез надеетесь...

Александр. Я ни на что не надеюсь, я плачу!

Элеонора. Как на ярмарке!

Александр.  Как всюду. Как в театре... где я покупаю себе место!  И это
совсем не мешает мне восхищаться  спектаклем,  если это  хороший  спектакль,
участвовать  в  нем  и  телом  и душой  и  верить  до конца всему,  что  мне
показывают!  Устроившись как можно удобнее в своем кресле, я с удовольствием
наблюдаю  за обманом, который сам  себе покупаю! Сегодня я решил купить себе
театральное кресло в жизни. И на сей раз спектакль будет куда длиннее, вот я
и плачу соответственно!

Элеонора. Здравый  смысл и чувство собственного достоинства должны были
бы заставить меня уйти... Но ваш постулат до такой степени феноменален!...

Александр. Не будем преувеличивать! Вы работаете - я плачу!

Элеонора. Вы воображаете...

Александр. Я не воображаю, я плачу!

Элеонора. (Виржинии и  Машу)  Он  платит... вот все...  он  платит. Мне
кажется, мы  бредим! Да, да! Это  единственное удобоваримое  объяснение!  Мы
бредим, а этот  гражданин щедро платит -  и мы превращаемся...  я не  знаю в
кого... в игральные автоматы! Как это называется? ( к Машу) Наконец, скажите
хоть что-нибудь!

Машу. Я голоден!

(Эта  внезапная реплика  полностью  лишает  Элеонору голоса. Пауза. Она
подходит к Виржинии)

Элеонора.  А  вы,  мадемуазель?  Вы, которая  так стремилась  сохранить
собственное я?

Виржиния. (очень наивно) Мама!

Элеонора. (подскакивает) Я вас умоляю!

Виржиния. А что? В этом  нет  ничего плохого. Я никогда не  знала своей
матери! Она ушла от моего дяди сразу, как я появилась на свет.

Элеонора. От вашего дяди?

Виржиния. Так что вы  понимаете...Мне впервые предлагают занять место в
семье...

Элеонора. Вот это да! Нет, серьезно, я не прощу себе, если уйду отсюда,
не разобравшись в этом историческом эксперименте. Скажите, господин, который
платит, чем вы занимаетесь в жизни?



Александр. Я отдаю своей профессиональной деятельности ежедневно восемь
часов. Это время не входит в нашу совместную жизнь.

Элеонора.  Ах,  ах!  Господин,  который  платит, хранит  свои маленькие
секреты!

Александр. Вы можете хранить ваши!

Элеонора. Вы не станете рыться в чужой жизни?

Александр. В мое отсутствие каждый из вас будет заниматься чем угодно!

Элеонора. Какой вы благородный, ненавязчивый!

Александр. Если я спрошу, чем  вы  занимались днем, вы  вправе ответить
как  вам  заблагорассудится!  При  условии,  конечно,  что  я  смогу  в  это
поверить...   первый  пункт  нашего  контракта  так   и   гласит:  "Я,  ниже
подписавшийся,   обязуюсь  ,  что  мои  слова,   поступки   и   жесты  будут
правдоподобны"...

(Все смотрят друг на друга. Потом Элеонора начинает смеяться)

Александр. Почему вы смеетесь?

Элеонора. Я начинаю принимать вас всерьез! Продолжайте, это неотразимо!

Александр.  (сухо) Наш представления будут  даваться ежедневно  с шести
вечера до девяти утра и круглосуточно в субботу и воскресенья и праздники.

Элеонора. Включая ночи!

Александр. Естественно!

Элеонора. (иронически) "Естественно!"

Александр.  Было  бы  несовместимо  с  моим  достоинством, если  кто-то
заметит,  что  моя  жена  и дочь  ночуют не  дома! Что  же касается  старины
Леона...

Элеонора.  Не  так быстро! Дайте мне насладиться полуночной  тишиной на
пороге моей спальни!

Александр. Их будет три!

Машу. Три? Чего три?

Александр. Три спальни!

Элеонора. Жилище, полное невинности и чистоты!

Александр. Контракт касается лишь аренды чувств.

Виржиния. Значит, речь идет только о гарнире? Странно!

Элеонора. В сущности, атмосфера, перенасыщенная ложью!

Александр.  Ложь  давно  заменила  кислород!  Жалеть  об  этом  так  же
бесполезно,  как  печалиться  об  исчезновении  питекантропов!   Теперь  мир
нуждается в отменных лжецах!

Элеонора. С вами интересно! Становишься личностью!

Машу. А что будет со мной?

Александр. Я снял для тебя квартирку в доме напротив!

Машу. Моя мечта!

Александр. С телефоном!

Машу. Это уж слишком!

Александр. Звонок,  оп-ля!  И три минуты спустя ты  уже  здесь! Никаких
расходов на транспорт.

Машу.  Что может  быть  лучше!  Я буду,  наконец, полностью свободен  и
независим!

 


Александр. Да, я плачу, Леон!

Машу.  Отлично!  Сколько человеческой  теплоты! У  меня  наворачиваются
слезы! Честное слово! Я уже чувствую к вам привязанность до гробовой доски.

Александр.  (серьезно смотрит  на Машу) Только не это, Леон, только  не
это!

Машу. Почему? Настоящие чувства по цене фальшивых, разве это плохо?

Александр. Нет, Леон, так не пойдет! ( он  обращается  ко всем) Если  в
процессе наших  отношений  нанятый  на работу  почувствует,  что  не  сможет
различить,  какие чувства у  него  настоящие, а  какие  нет, контракт  будет
немедленно расторгнут!

Элеонора. (смеется) "Не может различить"...

Александр. (пряча обиду) Заранее никому ничего не дано знать! А вдруг у
кого-то - бессонница...особенно в жаркую ночь перед грозой?

Элеонора. (иронически) Чувство внезапное, как удар молнии!

Александр. Да, именно с таких внезапных чувств начинались самые большие
мои неудачи!

Элеонора.  Довольно!  Ваши  сказки  интересовали  меня,  пока  они были
смешны. Когда я смотрю на вас серьезно, то нахожу вас весьма зловещим типом.

Александр. Да?

Элеонора. Я даже  могу гарантировать,  что  моя антипатия  к вам  может
сравниться лишь с моим презрением.

Александр. Вы говорите это, чтобы только успокоить меня...

Элеонора. Нет, это бесплатно, гражданин, который платит!.. Адье! (хочет
уйти)

Александр. Куда послать за вашими чемоданами?

Элеонора. За моими чемоданами?

Александр. Не забудьте, что с завтрашнего дня вы будете жить здесь.

Элеонора. За кого вы меня принимаете?

Александр. За великолепную актрису, любовь моя!

Элеонора. Избавьте меня от вашей фамильярности!

Александр.  Вам надо будет  привыкнуть, ангел мой!  Это входит  в  вашу
роль. Итак, первое представление завтра в восемнадцать.

Элеонора. Лучше повеситься!

Александр. Увы! Не всегда делаешь то, что нравится.

Элеонора. Вы... ничтожество! (быстро идет к выходу)

Александр.  (кричит  ей  вслед)  Если  я  к этому  времени  не вернусь,
дорогая, возьми ключи внизу у консьержки!


    ЗАТЕМНЕНИЕ.



Прожектор высвечивает  на авансцене гримировальный стол. В центре стола
поставлено двойное зеркало, у которого могут гримироваться сразу двое, лицом
друг к другу. Недалеко от стола ширма. За  столом  сидит Элеонора  в  том же
пеньюаре,  что и в первой сцене. Она уже  заканчивает гримироваться. В свете
прожектора появляется Виржиния в ярком клетчатом плаще.

Элеонора. Добрый вечер.

Виржиния.  Добрый  вечер,  мадам! (бросает плащ  на ширму,  подходит  к
столу) Уже готовы к действию!



Элеонора. Я всегда прихожу за час до спектакля.

Виржиния. А в прошлый вторник вы готовы были повеситься, но не...

(Элеонора не отвечая уходит за ширму)

Виржиния. (садиться  за  столик, открывает несессер)  Тоже  мне идея  -
посадить нас пудриться в такую каморку!

Элеонора. (из-за ширмы) Это называется артистическая уборная!

Виржиния. Куда удобнее было бы заниматься этим в наших спальнях.

Элеонора. Актеры одеваются в своих уборных.

Виржиния.  Прямо  как   в   кино!   (рассматривает   себя  в   зеркало,
гримасничает, затем говорит со сдерживаемым  бешенством)  "Добрый вечер, мой
милый  папочка! Дай  мне  твое  пальто! Каким долгим мне  казалось без  тебя
время!  Наконец-то  ты дома! Когда я  думаю,  что обязана тебе жизнью... На,
возьми свои тапочки!"

Элеонора. (выходит  из-за ширмы, застегивая платье, очень  спокойно) Вы
создали весьма интересную концепцию своего персонажа.

Виржиния. А вы тоже... честное слово! Вчера вы были потрясающи... после
вашего любовного порыва... знаете, когда вы ему  сказали: "Когда идет дождь,
милый,  ты  должен  брать  с  собой  зонтик",  -  у  меня появилось  желание
аплодировать!

Элеонора. Вот и надо было!

Виржиния. (пародируя Элеонору) "Моя  антипатия к  вам  может сравниться
только с моим презрением!" И - ха! Щелчок по носу банкира! Это ведь героизм!
После вашего ухода тогда, в первый вечер, я сказала себе: "Черт возьми! Есть
же  такие, которые могут отказаться  от больших  денег!" Мне  жаль,  что  вы
вернулись!

Элеонора. Я ни перед кем не обязана отчитываться!

Виржиния. А кто вас об этом просит?

Элеонора. Тогда чего же вы хотите?

Виржиния.  (пародийно)  Да ничего,  мамочка! Гляжу на  тебя и этого мне
достаточно для полного счастья!



Машу. (внезапно появляется) Полцарства за щепотку соды!

Виржиния. Могли бы и постучаться, прежде чем входить к дамам!

Машу. Мой желудок толкнул дверь раньше, чем я смог его удержать.

Виржиния. Все эти три дня вы только и думаете, что о жратве!

Машу. Наоборот, вот уже три дня, как я о ней  больше не думаю! Я просто
ем.  Ведь надо же выполнять условия контракта. Александр открыл мне кредит в
ресторане "Кролик-охотник"

Элеонора. Отныне мы вынуждены разделять муки вашего пищеварения!

Машу. Ну и что! Это же между своими!

Элеонора. "Между своими"!

Машу. Или почти...

Элеонора. Буду  вам  признательна, если  вы допустите, что  это "почти"
кое-что да значит!

(ПАУЗА.  Машу смущенно  смотрит на  женщин.  Они  не обращают  на  него
внимания. Виржиния превращает себя в карикатуру на девочку из хорошей семьи,
то есть в дылду с косичками)

Машу.  Было бы неплохо...то есть  это я  думаю, что было бы  неплохо...
если бы мы получше познакомились друг с другом, а?

(Молчание. Женщины продолжают гримироваться и причесываться)

Машу. Меня зовут вовсе  не Леон (Медлит, потом обращается к Элеоноре) А
вас?

Элеонора. И меня тоже так не зовут.

Машу. Я хотел сказать...Дюрок. Это в честь станции метро "Дюрок"?

Элеонора.  (задетая  за живое, смотрит на  Машу  с презрением)  Станция
метро, как известно каждому, дала это имя маршалу империи!

Машу. (пораженный) Так вы из семейства...

Элеонора. Что же делать!

Машу.  И у вас, наверно, такое чувство, будто вы заложили в ломбард все
маршальские победы?

Элеонора. (играя светскую даму) Для вас невыносима  мысль, что  я  могу
обладать состоянием?

Машу. Ах, вы обладаете...

Элеонора. Предположим. И знайте. Я  трачу свои  средства, чтоб жить как
мне  хочется. Я или играю в  театре, или развлекаюсь.  А иногда, как сейчас,
делаю это одновременно.

(молчание. Виржиния и Машу слушают ее с открытыми ртами. Элеонора вновь
обращается к Машу)

Вам лучше, дорогой Леон?

Машу. Леонардо!

Элеонора. Ах, Леонардо!

Машу. Да, как Леонардо да Винчи. И Гог, как Ван Гог! Леонардо Гог!

Элеонора. Забавно!

Машу. К тому же я художник.

(Пауза. Сомневающийся взгляд Элеоноры)

Машу. Реалист...известный в Южной Америке! (ПАУЗА) Если я согласился на
предложение  Александра,  то  вовсе не  для  того...  (Смешок Виржинии)  Моя
подпись на  полотне стоит пять  тысяч долларов!  В  наименее удачный период!
(Выразительно смотрит на Виржинию)



Виржиния. (выдерживает его взгляд) Я подожду, когда будет распродажа по
сниженным ценам!

Элеонора. (обращаясь к Машу) В итоге вы здесь...

Машу. Для  исследований в области живописи! Я специалист по изображению
нравов!

(обе женщины смотрят на Машу. Возникает неловкое молчание. ПАУЗА. Новый
смешок Виржинии. Машу и Элеонора поворачиваются к ней)

Виржиния. Мы что, все будем рассказывать о себе?

Элеонора. Давайте!

Виржиния.  (самым что ни  на  есть  доверительным  тоном)  Я журналист.
Понятно? Готовлю психологический репортаж для нового издания по  налаживанию
связей... Что, сомневаетесь? (Достает из сумки газету,  которую продавала  в
самом начале, разворачивает и показывает издалека) Смотрите! Дамы и господа,
газета по налаживанию контактов между взрослыми и молодежью...

(В луче  прожектора появляется Александр. Он  в куртке,  держит в руках
зонтик,  собираясь  ударить  об  пол,  как  театральным  жезлом.  Тотчас  же
Элеонора, Машу  и Виржиния занимают позиции,  соответствующие их персонажам,
замирают.  Александр  стучит  трижды.  Машу  остается  в  стороне.  Виржиния
бросается Александру на шею)

Виржиния.  Добрый вечер, дорогой папочка! Каким долгим мне казалось без
тебя время!  Наконец-то ты дома! Когда я  думаю, что обязана  тебе жизнью...
Давай-ка я сниму с тебя пальто! (она  делает жест, чтобы  помочь  Александру
снять  пальто,  и  только тогда  замечает,  что на нем  нет  верхней одежды.
Теряется.) Ты... ты не надел свое

(Александр недвижим, невозмутимо наблюдает за ней)

Виржиния. (Элеоноре) Ты видела, ма? Он без пальто! (Александру) Шутник!
Я так старалась... Ладно, ладно...  Тем хуже, папуля!  Тогда я  принесу тебе
шлепанцы! (выходит посылая воздушные театральные поцелуи)

(Александр озадаченно смотрит ей вслед)

Элеонора. (перебарщивая) Добрый вечер...милый! (Нежно целует его)

(Александр бесстрастен)

Элеонора. Когда нет дождя, дорогой  мой, тебе не  стоило бы брать зонт!
(берет у него зонт и относит на место)

(Он  наблюдает за  ней с тем  же недоуменным  видом.  Она возвращается.
Неловкое молчание)

Элеонора. Кстати, этот милейший Леон сделал сюрприз и...

Машу.  (мнется) Да, я проходил  ... мимо.(Он  робко  достает из кармана
коробочку с сигарами и подходит к Александру) На - это тебе.

Александр. (берет коробочку, холодно) Я вижу.

Машу. Марки "Нинас"!

Александр. Да, да, марки "Нинас"!

Машу. Их там двадцать пять штук!

Александр.  Да, именно двадцать пять.  (Элеоноре) Покажи-ка,  ангел ой,
что подарил тебе Леон?

Элеонора. Мне? Но, дорогой, я не ...

Александр. Как, он тебе ничего не...

Элеонора. Честное слово, дорогой, какое это имеет значение?

Александр. Никакого, ангел  мой, никакого. Не станем распространяться о
букетике  фиалок, который он должен был бы по правилам приличия, преподнести
тебе. Леон мигом в цветочную лавку, и больше ни слова об этом, не правда ли,
Леон?

Машу. Да...Фиалки...Да, да... Я бегу...

Александр. Оп-ля.

(Машу  выбегает. Элеонора  и  Александр  стоят  друг  против друга.  Он
рассматривает  ее, она очень  смущена и не решается полностью  войти  в свою
роль)

Элеонора. (  в  духе  плохой  мелодрамы) Ты,  наконец-то это  ты!  Твое
присутствие прогоняет,  как дурной  сон, это  труднообъяснимое беспокойство,
которое  с  каждым  днем все больше заставляет меня чувствовать,  как ты мне
необходим!

(Александр молча  наблюдает за ней. Элеонора сама уже  недовольна своим
исполнением)

Александр. (холодно) Напоминаю, что  вчера вы уже подавали на ужин свое
беспокойство!



Элеонора. (меняет тон,  становясь сама  собой)  Вчера  речь шла  о моей
встревоженности!

Александр. Одно и то же!

Элеонора. Со  времен  кардинала  Ришелье  сорок  академиков  занимаются
изучением   каждого  французского  слова.  Если   бы   "беспокойство"  и   "
встревоженность" имели одинаковое значение, то хотя бы один  из  этих господ
заметил это!

Александр.  Может,  это  заметил  робкий  человек,  который  так  и  не
осмелился сказать об этом вслух?

(обмениваются взглядами)

Александр. Добрый вечер, мой ангел!

Элеонора. Ах! Мы начинаем все с начала?

Александр. Положим, мы улучшаем!

Элеонора. Как вам угодно! Вы здесь патрон! (Томно) Добрый вечер...

Александр. Хорошо, хорошо, мой ангел! Мы сегодня раньше ляжем...

Элеонора. (онемев, отстраняется) Что такое?

Александр.  Не протестуй! Как  только ты  произнесла  "добрый вечер", я
сразу понял, что ты весь день только и думала об этом!

Элеонора. (едко) Ну так что же? Это  должно ведь  нравиться моему мужу?
Особенно после двадцати лет семейной жизни.

Александр. Конечно, но вовсе недостаточно,  чтобы духовно  украшать его
почтенную  супругу! (Возвращается  вглубь  сцены и делает  вид, будто входит
вновь) Добрый вечер, мой ангел!

Элеонора. (безразлично) Смотри-ка, ты уже здесь!

Александр. Что с тобой? Тебя как  будто вынули из  холодильника... А  у
меня сегодня хорошее настроение (он плохо скрывает свое  раздражение. Пауза)
Добрый вечер, мой ангел!

Элеонора. В конце концов, что вы хотите? Объясните мне!

Александр. Я хочу, Чтобы вы мне сказали "добрый вечер".

Элеонора. Ну, добрый вечер.

Александр. (чувствуется,  что сейчас он  взорвется, но он сдерживается)
Послушайте,    великая   актриса!   Вам   ведь   случалось,   как   бы   это
выразить....переживать  нечто другое, чем любовь,  которая кончается  сразу,
как  опускается  занавес...хотя  бы  когда  нет  спектаклей  ( она  внезапно
напряглась,  смотрит  замкнуто) ...в  жизни...  Сегодня  вечером  ОН  должен
прийти...  Что ж!  Это  не событие, земля  будет вращаться как обычно,  и вы
вместе  с  ней... просто вы  знаете,  что сегодня вечером ОН должен  прийти!
Конец  дня, так  похожий на другие! Вот письма, они ждут ответа... налоговые
квитанции  - плати и  плати.  Какую  прическу  он больше любит? Конечно  же,
волосы,  поднятые вверх... Так будет видна ваша прелестная шейка...  и  ваши
ушки,  которые  он  называет двумя  лепестками...  позвонить слесарю,  чтобы
пришел починить кран в ванной ...заплатить за газ. Какое платье надеть?
Вот  три его самых любимых. Все  зависит от его настроения.  Вы  будете
ужинать при свечах? Друг  против друга или рядышком? И что вкусного будет на
ужин?  Ах  да,  надо побывать  на вернисаже картин Дюпона... И на пять минут
забежать к  тете  Маргарите, чтобы  получить порцию нотаций на шесть месяцев
вперед. Кстати, эта пластинка Бартока,  о  которой ОН вам говорил на днях...
надо ее разыскать. Какие пробки  в  час пик... ужасно! Три  цветка в вазу из
богемского стекла. Пора зажигать свет, времени не осталось, чтобы посмотреть
академический словарь  и выяснить разницу между словами  "беспокойство"  и "
встревоженность"...  Ну,  если  сию   минуту  не  придет,  ростбиф  окажется
пережаренным.... Кажется,  лифт!  Да, это  на  нашем  этаже....  Направо или
налево? Три  секунды,  четыре... входная  дверь! Это  он!  Добрый вечер, мой
ангел!



Элеонора. (естественно) Добрый вечер, мой дорогой!( нежно обнимает его,
дотрагивается до его лба) Тебе жарко!

Александр. Да, будет гроза.

Элеонора. Ты дома, и любая погода для меня хороша!

Александр. (удивленно) Это вы сами?

Элеонора. Что?

Александр. Сейчас сказали мне?

Элеонора. (обеспокоенно) Почему вы спрашиваете? Слишком хорошо?

Александр. Нет... просто хорошо!(начинает развязывать галстук)

Элеонора. В чем я провинилась?

Александр. Прости, не понял.

Элеонора. Двадцать лет галстук тебе развязывала я...

Александр. Превосходно! Это пре-вос-ход-но! (он поднимает голову, чтобы
дать ей возможность развязать галстук)

Элеонора. Как ты провел день?

Александр. Так...зарабатывал деньги.

Элеонора. (развязывает и снимает галстук) Ты чего-нибудь хочешь?

Александр. К чему этот вопрос?

Элеонора. (обескуражено) Но...

Александр. Двадцать лет, сняв с меня галстук,  ты автоматически подаешь
мне скотч-виски, и вдруг сегодня... Да, я хочу что-нибудь выпить!

(она  направляется к  передвижному  бару  на колесиках  и наливает  ему
виски)

Александр. А ты, ангел мой, чем ты занималась сегодня?

Элеонора. А, массой вещей....

Александр. Интересно...

Элеонора. Давно пора было ответить  на  письма... заплатила налоги и за
газ... Ах, да...  побывала на  вернисаже  картин  Дюпона...  и на пять минут
заскочила к тете Маргарите, чтобы получить нотации на шесть месяцев  вперед.
Пробки на улицах - жуть! (подает стакан виски)

Александр. Это правдиво!

Элеонора. (улыбаясь, довольная собой) Спасибо, дорогой!

Александр. Жаль, что это плагиат!

Элеонора. Ну, не будем преувеличивать... Ведь автор текста  все-таки не
Шекспир!

Александр.  (сухо)  Но  это  и  не  ваш  текст!  Я  требую, мадам,  ваш
собственный вариант! Правдивый по форме и по существу!

Элеонора. Каждый вечер новый шедевр?!

Александр. (категорически) Да!

Элеонора. А вы на это способны?

Александр. Нет! Но я то зритель! Я хочу видеть, как горит Рим (он ведет
себя,  как  будто ничего не произошло)Ну а  ты, мой  ангел,  чем  занималась
сегодня?

 


Элеонора. Я... я провела весь день с мамой.

Александр. Как она поживает?

Элеонора.   Ее  донимает  ревматизм,  хотя  вообще-то  здоровье  у  нее
железное.

Александр. Она по-прежнему живет...

Элеонора. Да, конечно в Лионе. Она приехала сегодня утром десятичасовым
экспрессом. Мы пообедали вместе, походили по магазинам, и  я проводила  ее к
поезду семнадцать тридцать две...

Александр. (с сомнением) Тридцать две?

Элеонора. Да... Семнадцать тридцать две.... Она тебя целует.

Александр. Целует?

Элеонора. Она же твоя теща, дорогой!

Александр. Конечно, мой ангел!

Элеонора. Я пригласила ее к нам.

Александр. К нам?

Элеонора. Ты недоволен?

Александр. А как вы заставите меня поверить в ее существование?

Элеонора. Она  приедет...  если только не  какие-нибудь  непредвиденные
обстоятельства...

Александр.  Именно  это  я  предполагал(смотрит  на нее иронически)  Ну
ладно, мой ангел, что же ты делала сегодня?

Элеонора. (взрывается  в бешенстве) Я  провела  весь день  с мамой. Она
приехала сегодня утро десятичасовым экспрессом. Мы пообедали вместе и...

(входит Виржиния. Она несет домашние туфли и куртку Александра)

Виржиния. (скороговоркой  с глупым  выражением лица) Вот, папуля,  твои
шлепанцы.  Я  даже захватила  твою  куртку.  После  длинного  трудового дня,
потраченного на то, чтобы прокормить свою семью, мой папуля заслуживает...

Александр.  (устремляется к Виржинии, дергает ее за косы) Дзинь, дзинь,
дзинь....

Виржиния. Вы с ума сошли?

Александр. Разве этот рахат-лукум я встретил на улице Тронше?

Виржиния. На улице Тронше...

Александр.  Я хочу,  чтобы ты  была такой,  которую  я нанял  на  улице
Тронше! Ясно?

Виржиния. (смотрит на него с изумлением) Но ведь мы артисты?

Александр. Ты была артисткой, когда вошла с этими шлепанцами!

Виржиния. (естественным голосом) Держи, папаша! Вот они, твои галоши! И
телогреечка. Чтобы  не шляться два раза.  (Сует тапочки и куртку Александра,
собирается выйти)

Александр. Виржиния!

Виржиния. Йес, сэр!

Александр.  Как там  у тебя  дела,  на юридическом  факультете,  все  в
порядке?

Виржиния. На юридическом?

Александр. Экзамен через месяц! Ты об этом помнишь?

Виржиния.  Хватит,  закругляемся,   папаша!  Мне  надо  зубрить  эту...
штуковину...

 


Александр. Какую штуковину?

Виржиния. Ну,  как какую?  Эти...  лекции  по  праву, понял?  Мы сейчас
проходим какноническое право!  Надо выучить, почему  возникает международная
напряженность, а то... вспыхнет война.

Александр. Богатая натура!

Элеонора. Очень... Правда, еще заметно влияние улицы Тронше, но...

Александр.   Предоставляю   тебе,  мой   ангел,  полную  свободу  в  ее
воспитании.

Элеонора. Можешь на меня положиться, дорогой!

Александр.  (неубедительность тона  Элеоноры  не  нравится  Александру)
Прости, но я действительно на это рассчитываю!

Элеонора. (убедительно)Что ты имеешь в виду под "действительно"?

Александр.  Я  рассчитываю,  что ты исполнишь роль  матери Виржинии как
подобает.

Элеонора. Минутку! Контрактом не предусмотрены две роли!

Александр. Как это - две роли?

Элеонора. Одна для вас, другая для Виржинии.

Александр.  Дорогая Элеонора! "Мать  и возлюбленная" -  так  записано в
нашем контракте!

Элеонора. Э нет, извините! В контакте сказано "возлюбленная мать"!

Александр. Ну так что же!

Элеонора.   Без  союза   "и"!  А  это  значит,  что  я  должна   играть
"возлюбленную  мать"  лишь  в  вашем  присутствии.  Я отлично  расшифровываю
контракты!

Александр. (озадаченно) Это юридический казус. И его стоит обсудить!

Элеонора. Позвольте, позвольте.... По этому поводу лучше  обратиться  в
профсоюз артистов! Когда вам угодно!

Александр. Отнесемся  к  этому  всерьез!  Как вы раскроете  материнскую
сторону роли, не занимаясь своим потомством?

Элеонора. Очень просто!  Об этом  я расскажу,  дорогой месье! Вспомните
классику  - сражение  Сида! Никакого сражения на сцене  не происходит. О нем
просто рассказывается. Располагайтесь поудобнее, мой дорогой! (берет  у него
куртку, снимает пиджак) Да, наша Виржиния...

Александр. Что?

Элеонора. ...ушла с юридического.

Александр. Что такое?

Элеонора. Надевай тапочки!

(он начинает развязывать шнурки)

Элеонора. Подожди, дорогой, я тебе помогу! ( наклоняется, чтобы  помочь
ему)

Александр. Спасибо, но я еще способен...

Элеонора. Тут узелок!

 


Александр.  Ну  и  что!  Представь  себе,  я   слишком  уважаю  женское
достоинство!

Элеонора. Я никогда в этом не сомневалась, мой дорогой!

Александр. Итак, юридический факультет  потерял  одну из  своих  лучших
студенток!

Элеонора. Ты  мечтаешь,  что  однажды Виржиния облачится  в адвокатскую
мантию... Боюсь, тебе придется удовлетвориться видом ее мини-юбок!

Александр. Это почему же?

Элеонора.  Потому что дети не  созданы воплощать заветные  мечты  своих
родителей!

Александр. Я плачу достаточно, чтобы...

Элеонора. Ты платишь, дорогой! Такую роскошь не каждый может  позволить
себе!

Александр. Но Виржиния...

Элеонора. Сегодня утром у нас с ней был серьезный разговор....

Александр. Из которого следует....

Элеонора. Что она хочет стать журналисткой!

Александр. Почему именно журналисткой?

Элеонора. Это ее мечта! А  мечту, мой дорогой, не купить  ни  за  какие
деньги!

Александр. Журналистка!

Элеонора. Не стоит к этому возвращаться, решение принято.

Александр. (задыхаясь) Ты могла бы узнать и мое мнение!

Элеонора. Разве ты не  предоставил  мне свободу  действий  во всем, что
касается Виржинии?

Александр. Да, но...

Элеонора. И представь, девочка уже устроилась, внештатно.

Александр. Где?

Элеонора. В газете, разумеется!

Александр. В какой?

Элеонора. Какое-то издание по контакту между...

Александр. (как можно  спокойнее) Послушайте,  дорогая Элеонора! Я ценю
ваш  талант... но когда я решал, что Виржиния должна  заниматься правом... В
конце концов, я автор, понимаете, автор ситуации.

Элеонора.  Но,  мой милый  автор, ситуации  создаются  для того,  чтобы
изменяться!

Александр. Я сам знаю, как должна измениться эта ситуация!

Элеонора. У каждого свои взгляды, но пусть победят правильные!

Александр.  Так вот... именно поэтому  я намерен, я  хотел бы  остаться
хозяином, сохранять контроль, понимаете?

Элеонора.  (смотрит  на  него  иронически,  потом  разражается  смехом)
Дорогой автор! Почему же в таком случае вы не приобрели себе марионеток?

Александр.  (ласково)  Осмелюсь  тебя  попросить, мой  ангел!  Развяжи,
пожалуйста, узелок!

Элеонора.  Какая  честь! Надеюсь  оказаться  достойной твоего  доверия,
дорогой!

(Входит Машу с огромным букетом пионов и георгинов)

Машу. (весело) Привет, друзья! Если я помешал, тем хуже . Проходил мимо
и подумал:" А что, если я преподнесу букетик фиалок Элеоноре?"

Элеонора. Это же безумие, дорогой Леон!

Машу. Что ж! Одно стоит другого!

(она продолжает заниматься шнурками  Александра.  Машу остается посреди
сцены с цветами в руках)

Александр. А я как раз собирался позвонить тебе.

Машу.  Вот видишь, как у  меня развит инстинкт "верного  друга"! (лает)
Гав-гав-гав.

Элеонора. Какая же смешная эта милая дворняга! (развязала шнурок, берет
пиджак, галстук, зонтик и идет к выходу)

Машу. Элеонора!

Элеонора. Да?

Машу. Ваши... ваши фиалки!

Элеонора. Поставьте в вазу, дорогой Леон! (выходит)

(Машу  ходит  в   поисках  несуществующей  вазы.  Отвечая  на   вопросы
Александра, он продолжает поиски)

Александр. Ну, антиквар, что нового?

Машу. В антиквариате вряд ли желательны новинки

Александр. Что сейчас больше всего покупают?

Машу. Старинные кресла!

Александр. Чем ты это объясняешь?

Машу. Люди стремятся приобрести собственное достоинство!

Александр. Поэтому у тебя мрачное настроение?

Машу. У меня мрачное настроение?

Александр.  Не отпирайся.  Все логично.  Когда  видишь  людей,  которые
покупают себе родословную, чтобы сразу же на нее сесть...

Машу. Ну  так надо же, чтобы  они  на  что-нибудь да садились?  Что  же
касается моего настроения, то оно прекрасно!

Александр. Ну что ж! Если ты доволен!

Машу. Доволен и всегда естественно весел!

Александр. Несмотря на твое здоровье?

Машу. А что с моим здоровьем?

Александр. Это ты должен мне сказать, Леон!

Машу. Так я и говорю: у меня не здоровье, а железо!

Александр. Это замечательно! И не будем больше об этом!

(Машу по-прежнему кружит по сцене)

Александр. Что ты ищешь?

Машу. Вазу!

Александр. Здесь нет ваз!

Машу. (озадаченный) Что же мне делать с цветами?..

Александр. Превратись в вазу!

Машу. Что?

Александр. Все  хорошо. Железное здоровье, прекрасное настроение!  Твои
дела идут успешно,  и у тебя нет никаких новостей для меня! По крайней мере,
если ты изобразишь из себя  вазу, то сделаешь что-то путное, оправдаешь, так
сказать, свое присутствие здесь.

Машу. Если другу ничего не требуется...

Александр. (вне себя)  Если  тебе  ничего  не  требуется  ,  убирайся к
дьяволу! Мне нужен друг, которому нужен я! Поймите это, месье Геноле Машу!

Машу. Теперь я понимаю.

Александр. (приветливо) Ну, антиквар, что нового?

Машу. (мрачно) Все плохо, Александр!

Александр. Тебе изменила природная веселость?

Машу. Нет, природная веселость....(Говорит с чрезмерной веселостью) Все
очень плохо, Александр, все!  Все хуже и хуже! Жжение в желудке, сексуальная
недостаточность, провалы  в  памяти,  к тому  же  я -  на  краю банкротства!
Александр, ты мне так нужен!

Александр. Что ж, добро пожаловать!

Машу. Прошу тебя, одолжи мне револьвер.

Александр. (улыбаясь, достает из кармана револьвер) Держи!

Машу. Черт возьми! Ты разгуливаешь с револьвером?

Александр. Я люблю удобства. Возьми!

Машу. Я не могу... у меня заняты руки!

Александр. Сам просишь...

Машу. (смеясь) Ты бы сошел с ума, если я отправился на тот свет!

Александр.  (очень  серьезно)  Вовсе  нет, Леон,  если это  для  твоего
блага...

Машу. Александр, окажи мне услугу, нажми на гашетку?

Александр. С большой охотой, старина!(хладнокровно поднимает револьвер,
когда дуло приближается к виску Машу, тот резко отстраняется)

Машу. Не будь идиотом (насмешливо) Игрушка-то не заряжена!

(Александр стреляет в воздух)

Машу. Даже если эта игрушка заряжена холостыми... тем не менее.

Александр. (снова прицеливается) Нажать?

Машу. (помедлив) Нет.

(Александр опускает револьвер)

Машу. Ты слишком хорошо играешь! Почти как шулер!

Александр.  Лучше, Леон! (Несколько раз стреляет  в пол у  ног Леона) Я
никогда не заряжаю холостыми!

Машу. Ты что, сбрендил? Абсолютно спятил?

Александр.  Не волнуйся, старина! Я  сделаю  лишь  то, о  чем  ты  меня
попросишь.

Машу. А если бы я сказал "стреляй"?

Александр. Тогда одним дураком стало бы меньше на свете.

Машу.  Ты бы не выстрелил! Ложь!  Такого в контракте нет! Все это кино!
Всего лишь кино! Кино для рогоносца!

Александр. (очень спокойно) Да, Леон! Нечто в этом роде!

Машу. Но запомни, рогоносец, когда-нибудь это кино кончится!

Александр. Конечно, Леон, но пока я плачу!(Опускает револьвер в карман,
глядит  на  Машу иронически и вместе  с тем приветливо)  Итак, антиквар, что
нового?

Машу. Все плохо, Александр!

Александр. Что приключилось?

Машу. Мне так нужна твоя помощь!

Александр. Ишь ты! (смеясь) Не будь таким мрачным,  дурачок! Еще не все
потеряно... я же с тобой!

Машу. (вновь обретая свою веселость) Конечно, ты со мной. Ну-ка, хлопни
меня по плечу, как ты умеешь - тепло и ободряюще.

Александр. (хлопает его по плечу) Ах, старина Леон, старина Леон!

Машу. Боже мой! Каким другом ты можешь быть, если захочешь!

(Входят  Виржиния  и  Поло - парень лет двадцати,  в  джинсах,  кожаной
куртке, неопрятен. На голове мотоциклетный шлем. Виржиния висит на его руке,
стараясь удержать. Но Поло увлекает ее за собой)

Виржиния. Поло! Не строй из себя идиота!

Поло. Не собираюсь миндальничать!

Виржиния. Нет, Поло! Ты все испортишь!

(Поло останавливается, заметив Александра и Машу)

Виржиния. (Александру) Папаша, я хочу представить тебе Поло!

Александр. До свиданья, Поло!

Поло. (удивленно) Почему это "до свиданья"?

Виржиния. Потому что ты ему очень понравился.

Поло. (Александру) Я пришел, чтобы...

Александр. (сухо) Нет.

Поло. Почему это "нет"?

Виржиния. Чтобы выиграть время. Ну, пойдем! (хочет увлечь его к выходу)

Поло. Минутку,  надо потрепаться.  (Александру)Клео объяснила  мне  всю
ситуэйшен!  Конечно, все это порочно,  но, в сущности, я "За". Только требую
изменить  расписание  и занести  это в  контракт.  По вечерам он мне  нужна!
Природа требует. Для начала сегодня вечером Клео я уволоку.

Виржиния. Послушай, папаша, я тебе все объясню!

Поло. (Виржинии) Ты не сказала ему, что тебя зовут Клео?

Виржиния. Я говорю то, что хочу, когда хочу, кому хочу!

Александр. (Машу) Ты слышишь, Леон? "Клео"!

(Александр и Машу смеются)

Поло. (указывая на Машу) Что это еще за цветочный горшок?

Машу. Это крестный Виржинии, образина!

Поло. (Виржинии) Тебя зовут Виржиния?

Виржиния.  (Поло) Конечно же  нет,  Поло! Это  входит в...Да ну  вас  к
черту! Хватит выдумывать сказки! Мы с Поло знакомы с самого рождения.

(Входит Элеонора, она слышит последнюю реплику)

Элеонора. Это верно, месье Поло, что вы видели,  как Виржиния появилась
на свет?

Поло. (смущенно) Ну, раз она это говорит!

Элеонора.   Какое   совпадение!   Я   тоже,   представьте   себе,   там
присутствовала.  Но  должна  признаться,  наша  с  вами  встреча  как-то  не
удержалась в моей памяти. Вы уже носили шлем в то время?

Александр.  Это нелепый вопрос, мой ангел!  Совершенно ясно, что шлем -
неотъемлемая часть его черепа.

Виржиния. (Поло) Сними шлем!..

Поло. А чем ему помешал мой шлем?

Виржиния. Сними!

Поло. Черта с два! Меня здесь на работу не нанимали. Я пришел за  Клео,
и точка!

Элеонора. Она для вас Клео?! (Виржинии) Бедный мальчик!

Поло. (Виржинии) Слушай, чего еще и эта вмешивается?

Элеонора. Ответь ему, дорогая!

Виржиния. (помедлив) Это моя мать!

Поло. (поражен)Твоя мать?

Виржиния. Ну да! В это время она моя мать.

Поло. (поняв все) Черт, я забыл, что попал в твое рабочее время.

Элеонора. (Виржинии)  Разве есть такое время,  когда  я  не твоя  мать?
(Александру, жалобным голосом) О, Александр! Что она наговорила этому парню?

Александр. Успокойся, мой ангел! У нее слишком богатое воображение!

Элеонора. Каково мне слышать, что я всего лишь полдня ее мать!

Александр.  (Виржинии)  По  логике вещей,  моя  крошка, смятение  твоей
матери должно вдохновить тебя на прочувствованную реплику!

Виржиния. Мама, ты на меня не сердишься?

Машу. От всего сердца! Прямо слезы наворачиваются!

Элеонора.  (обнимает  Виржинию)  Придумывай  себе  жизнь  как   хочешь,
дорогая.  Но объясни  мне: те  часы когда, по-твоему,  я уже больше  не твоя
мать, кто же я?

Виржиния. Моя сестра! Ты такая молодая и красивая!

(Александр, Машу и Элеонора  смотрят на Виржинию  со смешанным чувством
удивления и восхищения. Что же касается Поло, то он совсем потерялся)

Элеонора. (Александру, голосом, в котором чувствуется едва сдерживаемое
волнение) Ее сестра!

Александр. И ты еще жалуешься?

Элеонора.  (Виржинии)  Твоя сестра, моя девочка! Ах, Виржиния,  большей
радости ты не могла мне доставить!

Виржиния. Я делаю все, что в моих силах, мамочка!

Александр. Иногда мне  приятно  вспоминать,  что  я  тоже способствовал
появлению на свет этого исключительного существа.

Элеонора. Не забудь об отце, сестренка! В коне концов, разве он не твой
старший брат?

Виржиния. Почему бы и нет? Семейка растет!

Поло. Черт побери! Чистый компот какой-то! Ты же мне говорила... она же
мне говорила.... Ничего не понимаю, хоть убейте!

Элеонора. В чем драма, месье Поло?

Поло.  Вот уже шесть  месяцев  я,  сам  того не подозревая, таскаюсь  с
девчонкой, которая принадлежит к обществу потребления!

Александр. И что же?

Поло. Это ж все меняет!

Александр. Что именно?

Поло. Ладно вам! Если это ничего не меняет, я ее забираю?

Александр. Ей самой решать...

Виржиния. Я могу пойти с ним?

Александр. Ты-то как думаешь?

Виржиния. Я думаю, что не могу, Поло!

Поло.  (  с  горечью)  Если  ты   сейчас  смотришь  на  меня  через  их
иллюминаторы... Тебе нужен какой-нибудь солидный туз, живой страховой полис!
(оглядывает всех) Потрясный корабль - эта семейка! Жаль, Что боится волны! А
я и есть штормовая волна. Клео... или  как  там тебя...  Виржиния для членов
экипажа. (Кричит) Эй, убирайтесь из порта! Идет большая волна! (убегает)

Виржиния. ( со слезами) Это же моя  частная жизнь! А частную жизнь мы в
контракт не включали!

Александр. В часы работы все входит в контракт!

Виржиния. Я потеряла Поло!

Александр. Я не несу ответственности за происходящее в нерабочее время.

Виржиния. Несмотря на все уважение к тебе, папаша, ты настоящий подлец!

(Затемнение. Появляется  световой круг, ограничивая  часть  сцены - это
другая комната квартиры. Здесь Элеонора, Виржиния,  Александр  и  Машу,  они
сидят и пьют кофе. Виржиния стоит неподвижно, словно манекен)

Александр.  (Романтично)  Время,  принадлежащее  только  душе,  и  есть
подлинный момент жизни. Я великолепно чувствую себя! (смотрит на Машу) А ты,
Леон?

Машу. Мне бы щепотку соды!

Александр. (резко меняя тон) Уж пожалуйста! Избавь меня от твоих жалоб!

Машу. Но тебя-то я ни в чем не обвиняю, Александр! Я сам виноват. Когда
ты пригласил меня остаться отобедать, я должен был бы отказаться, вот и все!

(Александр свирепо смотрит на Машу)

Машу. А вообще-то я чувствую себя великолепно!

Александр. Вот это  мне  по сердцу,  Леон!  (вновь  романтический  тон)
Великолепно! Я, так сказать, неуязвим и временно бессмертен! (Элеоноре после
паузы) А как ты себя чувствуешь, мой ангел?

Элеонора. Конечно же, великолепно, дорогой!

Александр. (Виржинии) А ты, моя голубка?

Виржиния. (ворчливо) "Идем"!( с ударением на первом слоге)

Александр. Ты слышишь, Леон? Наша Виржиния бегло говорит на латыни. Еще
одна  моя  победа!  Вот чем  хороши дети!  Они нет-нет да и вызовут  у  тебя
чувство гордости!

Машу. Латынь  может ей  пригодиться.  В безнадежных случаях адвокатской
практики речь защитника на латинском..

Элеонора.  Леон, вы  еще  не знаете!  Ваша крестница  пустилась по пути
журналистики.

(Виржиния резко поворачивается к Элеоноре)

Элеонора. Не правда ли, младшая сестренка?

Виржиния. Раз ты это говоришь!

Александр. Странно,  в моем  хрустальном шаре для гадания я по-прежнему
вижу  тебя адвокатом, моя голубка. Что  это еще  за ловкачи,  которые хотели
ускользнуть от моего хрустального шара? (поскольку все трое застыли на своих
местах, смех Александра быстро замирает) Вот ты, Леон!

Элеонора.  (Александру)  Леон  рассказывал  тебе, что  он  рисует?  Ну,
наберитесь смелости, Леон!

Александр. Больше смелости, Леон! Элеонора просит тебя!

Машу. (смотрит Александру прямо в глаза) Я рисую, Александр!

Александр. И давно?

Машу. Порядочно!

Александр. Что же ты рисуешь?

Машу. (скромно) Шедевры!

Александр. Ничего себе. Шедевры! Тайком, за моей спиной?

Машу. Я надеялся, что ты узнаешь об этом, когда зазвенят фанфары славы!

Александр. Ни больше, ни меньше! Ты мечтаешь стать знаменитым?

Машу. Мне уже не надо об этом мечтать, Александр.

Александр. Ты неистощим, Леон! И откуда ты только брешь эти шутки?

(Пауза. Элеонора обращает внимание  на  Виржинию,  которая  застыла  на
своем стуле)

Элеонора. (Виржинии) Ты его любишь?

(Не отвечая, Виржиния отворачивается)

Александр. Виржиния, твоя мать задала тебе вопрос.

Виржиния.  Ах,  это  был  вопрос?!  (Элеоноре) Извини меня,  мамочка! Я
думала, это была просто глупость!

Элеонора. А он тебя любит?

Виржиния. Я полагаю, что это еще один вопрос?

Александр. Он тебя любит, но вел себя как трусливый заяц.

Виржиния. Что ему еще оставалось делать?

Александр. Выкрасть тебя! Если любишь, да еще имеешь мотоцикл....

Виржиния. (глухо) Я перестала соответствовать его убеждениям. Он такой,
Поло!  (внезапно  она  бросать  на всех троих вызывающий  взгляд)  Но вы  не
волнуйтесь! Он еще вернется!  Да-да, господа хорошие, он вернется,  поверьте
мне! И  вернется с  автоматом! (Она делает жест, будто расстреливает всех из
воображаемого  оружия)   Та-та-та-та-та-та!   (   помолчав,   она   печально
поворачивает руку к своему сердцу) И...та-та-та!

Александр. (Леону) Кстати, каковы твои политические убеждения?

Машу. Почему ты меня об этом спрашиваешь?

Александр. Чтобы начать главу, посвященную политике.

Машу. Ах, вот как! И это было предусмотрено программой?

Александр. Программой? Какой программой?

Машу. Ну, я хотел сказать...

Александр.   (Элеоноре)  Ты  только   послушай!   Программой!   Вечера,
организованные "семейным клубом". Ужин со спектаклем и аттракционами.

Машу. Да нет же, Александр! Я...

Александр.  Лишь бы только  не импровизировать! Ни тени воображения, ни
искорки вдохновения!  Ничего!  Программа! Мы  любим и  дружим по  программе,
выданной компьютером фирмой "Хонейвел бюл"!

Машу. Я хотел всего лишь сказать...

Александр.  (взрываясь)  Ты  холоден, как  шлюха!  А если  мы  все-таки
немного поговорим о политике?

Машу. Прекрасная идея, Александр!

Александр. Ты на чьей стороне, политически говоря?

Машу. Я не хотел бы тебя обидеть, Александр!

Александр. Ничего, говори!

Машу. Я колеблюсь между моими убеждениями и тобой.

Александр. Одно не исключает другого.

Машу. Исключает.

Александр. Старина  Леон! Ты не можешь представить себе,  какое  ты мне
доставляешь удовольствие! (Элеоноре) Что ты обо всем этом думаешь, душа моя?
Леон приносит свои политические убеждения на алтарь дружбы.

Элеонора. Как я поняла, дорогой, он еще колеблется.

Александр. Но побеждает дружба. Не так ли, Леон?

Машу. (смиренно) Да, патрон.

Виржиния.  (Делает  вид,  что  вновь  начинает  расстреливать  всех  из
воображаемого автомата) Та-та-та-та-та-та.

(Внезапно в квадрате света появляется Поло, в костюме  и  при галстуке.
Держит  шлем в руке, останавливается посреди сцены  с решительным выражением
лица. Все взирают на него с удивлением)

Поло. Вот! После такого остается лишь влезть в мундир полицейского.

Виржиния. Поло!

Поло.  Помолчи,  Мата-Хари!  Из-за  тебя  я  больше  никогда  не  смогу
посмотреть на себя в зеркало!

Виржиния. Я хорошо понимаю, почему ты это сделал!

Поло. Потому что я трус!

Виржиния. Обманщик! Ты сделал это, потому что любишь меня.

Поло. Я тебя люблю, потому что я трус!

Виржиния. Мне наплевать, трус ты или нет, раз ты меня любишь!

Поло. Любовь - свинское  чувство!  Разложение!... Когда  ребята  увидят
меня в таком виде, что будет? Ох, черт возьми, пусть они меня расстреляют!

Александр. Привет, Поло!

Поло.  Добрый вечер, месье! Мое поражение  - самый большой  позор после
капитуляции граждан Кале!

Александр. Какой марки у вас мотоцикл?

Поло. "Четелеред-расер"

Александр. Девятьсот кубиков?

Поло. Угу! Три двухтактных цилиндра.

Александр. Два аккумулятора "микуни-34"?

Поло. И две выхлопные трубы "нортон-750 Фаштбак".

Александр.  Несущая  рама  семнадцать кг. Двойной  дисковый  тормоз  на
переднем колесе. Бак емкостью двадцать два литра. Поздравляю - у вас в руках
великолепное чудовище!

Поло. Вы занимаетесь мотоспортом?

Александр. Какое там, просто любитель. Питаю страсть...

Поло. К мотоциклам?

Александр. К мотоциклам.

Поло. Подумать только!

Александр. Но секундочку! Без глушителя  на  выхлопной!  Потому что  вы
сами понимаете...

Поло. Ну уж нет, говорите мне "ты"

Александр. Потому что  ты понимаешь,  Поло, сесть на  мотоцикл, который
под тобой не поет!

Поло.  Это  все равно,  что дрессировать чучело тигра.  Только  вот что
делать  со всеми  этими консерваторами,  которые  накладывают запрет на наши
децибелы? Вот бы уж никогда не смог себе представить, что у нас  обнаружится
общая любовь - мотоциклы.

Александр. Ну вот видишь!

Поло.  (внезапно, стараясь показать, что он не капитулирует)  Но только
учтите! Идеи могут оставаться разными!

Александр. Это совершенно очевидно!

Поло. Я вырядился так лишь снаружи, понятно?

Александр. Надеюсь! (указывает  на  Виржинию) Смотри не  слишком поздно
приводи ее обратно, ладно?

Поло. Значит, вы... Вы позволяете...

Александр. Ты завоевал это право в ожесточенной схватке.

Поло. Как это?

Александр. Не  теряй  времени! Не заставляй  меня объяснять  тебе  твои
собственные победы. Извлекай из них пользу!

Поло. (Виржинии) Даю тебе две минутки, малышка!

Виржиния. Можно? Нет, серьезно можно?

Александр. Это он может!

Виржиния. (восторженно)  Йе-йе. Ветре задул  в  наши паруса.  Поло!  Ты
представляешь, мы идем вместе гулять!

Поло. Ну и что здесь такого?

Виржиния.  Мне  кажется, как  будто  впервые! (подходит  к  Александру)
Послушай,  папаша,  я  думаю, из тебя  со  временем получится что-то путное!
Всего доброго, семейство!

Поло.  (очень  церемонно)  Примите,  дорогой  месье,  заверения  в моем
уважении!  До свиданья,  месье!  Мое  уважение, дорогая  мадам! (Обращаясь к
Виржинии, предлагая ей руку) Ты позволяешь?

Виржиния. (выходит, держа Поло под руку) ей-богу!  Чертовски красивый у
тебя этот галстук, Поло!

Поло. Не трогай мои раны!

(они выходят. Пауза. Александр, Элеонора и Машу переглядываются)

Машу. Еще один пример жертвоприношения убеждений на алтарь чувств.

Александр. (резко) Но в его чувства можно верить!

(Ледяное молчание)

Машу. (с сожалением) Ты знаешь,  Александр,  если бы  у этого  молодого
человека был бы гастрит, то неизвестно еще...

Александр. Конечно, во всем виноват твой гастрит. Иди домой, Леон!

Машу.  Знаешь, это  действительно  не моя вина... Я люблю добросовестно
выполнять любую работу, и мне очень жаль, что...

Александр. Убирайся!

Машу. Иду. Ты  увидишь, Завтра  у меня  получится лучше. Всего доброго,
Элеонора!

Элеонора. До свиданья , Леон!

Машу. Всего самого наилучшего, Александр!

Александр.  Дорогой  месье,  примите  заверения  в  моем   почтении(  К
Элеоноре)  Вас  так  же  не  задерживаю,  Элеонора.  Вечернее  представление
окончено.!

Элеонора. Еще немного кофе, Александр!

Александр.  Нет,  спасибо! Господи, боже  мой! Неужели живому  человеку
трудно  найти жест, слово,  выражение,  искру  во  взгляде...  отдать...  не
знаю.... Кусочек своих внутренностей,  своего сердца,  чтобы можно было хотя
бы на минуту  поверить в чудодейственные тридцать семь градусов человеческой
теплоты!  Честное  слово,  можно  подумать, что  им  в  первый раз  в  жизни
приходится лгать!

Элеонора. (Очень нежно) Александр!

Александр. Да!.

Элеонора. В этом  сентиментальном шоу вы - самый плохой исполнитель. Вы
постоянно выскакиваете вперед, влезаете в  реплики партнеров, никак не даете
им сказать то, что вы хотели бы услышать. Вы не оставляете на их долю ничего
- ни права на собственное мнение, ни права быть теми,  кто они есть! Хорошо,
если  бы вы  сами были  при  этом самим собой!  Но ведь нет  же!  Вы играете
фальшиво  превращаетесь в циника, скупого,  невежу, до смешного агрессивного
человека. Вот и сейчас - притворяетесь, будто вам безразличны мои слова.

Александр. Нет, позвольте!

Элеонора. То, что я говорю, задевает вас за живое.

Александр. Было бы предпочтительнее...

Элеонора.  Для кого, для чего?  А не  могли бы вы допустить, хотя бы на
один вечер, что я лучше вас знаю, что предпочтительнее всего?

Александр. Я вас слушаю!

Элеонора. Откройте шире  уши,  месье!  Не  пропустите ни единого слова.
Может быть, эти  слова  затасканны,  но  чтобы объяснить то, что  я хочу вам
сказать, не существует других: я вас люблю!

(Александр  недовольный,  пытается  встать. Она  опускает ему  руку  на
плечо)

Элеонора. Нет, сидите, месье!

Александр. Послушайте, Элеонора!

Элеонора. Поверьте, месье, любить  вас -  большая  заслуга. Вы так мало
даете взамен.

Александр. Я должен аплодировать?

Элеонора. Нет,  мой дорогой, ты прекрасно  знаешь,  что я отказалась от
своей актерской карьеры!

Александр. Ах да! Еще одна жертва на алтарь любви.

Элеонора. Я никогда не говорила, что это жертва.

Александр. Талант твой не вызывает сомнения. Скажем, что тебе просто не
везло.

Элеонора.  Стоп,  когда  мы  познакомились,  я  должна  была  подписать
контракт с  Голливудом...  на главную женскую  роль в фильме Уильсона Чейза!
Можешь мне поверить!

Александр. Но... я тебе верю!

Элеонора.  Отменная  роль!  И  необычный  сюжет!  Хочешь,  я  тебе  его
расскажу?

Александр. Буду тебе обязан!

Элеонора. Это история одного человека,  который, потеряв всякую веру  в
искренность  человеческих  чувств,  решает  нанять  за бешенные  деньги трех
незнакомцев, чтобы те сыграли для него комедию чувств.

Александр. И у них это получается?

Элеонора. О двух  из них я ничего не могу сказать! Я познакомилась лишь
со своей ролью! Речь идет об одной актрисе...

Александр. Она соглашается?

Элеонора. Сначала отказывается. Продавать даже видимость чувств кажется
ей...

Александр. Но послушай, мой ангел, это же актриса!

Элеонора. Как поется в песне: "Но она женщина,  в  конце концов, хотя и
не очень счастлива".

Александр. Не очень счастлива в профессиональном плане?

Элеонора. (крича) Я говорю о женщине... о женщине!

Александр. Ах, так!

Элеонора. Об  очень  одинокой  женщине с неистраченным запасом любви  и
нежности, она живет, чтобы  отдавать. Ты понимаешь, что  это за человеческий
тип?

Александр. Да, очень хорошо!

Элеонора. Но она  обнаружила, что мир не  так уж жаждет любви,  как это
утверждают  эстрадные звезды... И  что земля  продолжает вращаться и без  их
нежности и преданности!

Александр. Значит, эта женщина сначала отказалась...

Элеонора. Да, но предложение было  настолько необычным...И она  сказала
себе: если этот человек дошел до такого...

Александр. То он полный идиот!

Элеонора. ...  то  этот  человек нуждается  в  любви. Он  представитель
исчезнувшей породы. Возможно, он -  последний из могикан. И она поняла,  что
этот человек отчаянно ищет то, что она всегда мечтала отдать!

Александр. Она согласилась?

Элеонора. Да.

Александр. Играть?

Элеонора. Нет, не играть!

Александр. Она сказала ему об этом?

Элеонора. Конечно.

Александр. И он, естественно, поверил!

Элеонора. Поверил?

Александр. Он ведь платит ей за это, насколько я понимаю?

Элеонора. (кричит) ей наплевать на его деньги!

Александр. Я понимаю. В конце каждого  месяца она относит эти деньги  в
копилку для бедных в церкви Сент-Эсташ!

Элеонора. (дает ему пощечину) Извини!

Александр. А если бы она не играла, как бы он смог ей поверить?

Элеонора. Я  не знаю, Александр!  Я  не знаю, существует ли  инструкция
"как узнать правду". Если человек не умеет читать во  взгляде, понимать, что
скрывается  за  словом...(она робко  касается  рукой  его  волос)чувствовать
подлинную теплоту жеста, то он - бесчувственный мертвец.

Александр. Может быть, я уже мертв!

Элеонора. Тогда иди  черту!  И пусть любовь идет к черту, если ее никто
не может распознать!

Александр. Скажи мне, что ты меня любишь!

Элеонора. Скажи мне, что ты мне поверишь!

Александр. Думаю, что я тебе верю.

Элеонора. (обнимает его) Я люблю тебя,  и веришь  ты мне или нет, - это
ничего не меняет. Потому что люблю тебя для моего собственного счастья. Если
и  ты можешь стать от  этого  счастливым,  тем лучше!  Я  слишком долго тебя
искала,  чтобы  рисковать  вновь  потерять  тебя из-за сомнений,  которые, в
конечном счете, касаются  лишь тебя одного. Разбирайтесь сами,  месье!  Я же
сохраню  вас для  себя! Я  постараюсь  сберечь  тебя  всей  силой  любви!  Я
по-своему переведу  для себя биение твоего сердца... и твое молчание  пойму,
как хочется мне...Это мое счастье... Ты мое счастье. Это и есть любовь!

Александр. (смущен) Я...

Элеонора. Молчи! Настоящая теплота  человеческого  жеста...  разве  она
меня  обманывает?  (целует  его  ладонь.  Потом  смотрит  на  руку)  У  тебя
замечательная линия жизни! А у меня удивительная линия шанса (показывает ему
свою ладонь) И я выиграю. У меня будут все шансы, и даже шанс умереть раньше
тебя.

(он целует ее ладонь.  Потом  оба очень  серьезно вглядываются  друг  в
друга)

Элеонора. (серьезно, после долгого раздумья) Я тебя люблю!

Александр. (таким же тоном) Я тебе верю!

(их лица  приближаются, и  в  тот момент, когда их губы вот-вот  должны
соединиться в поцелуе, часы бьют двенадцать)

Элеонора.  (отстраняется от него) Слушай!  (она  считает удары часов. И
говорит  обычным  тоном)  Уже полночь! Время  летит  так  быстро,  когда  мы
вместе... Да,  кстати, не знаю, в  курсе вы или нет.  У нас, артистов,  есть
касса социального страхования. Необходимо, чтобы вы  сообщили,  сколько я  у
вас сейчас зарабатываю. Спокойной ночи, Александр! (выходит)

(внезапная темнота)

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



 Темнота.  В луче  прожектора появляется  Александр.  Он в  пальто,  с
зонтом. Делает  зонтом вращательное движение и  ударяет три  раза об пол. На
сцене зажигается полный свет. Александр удивлен - никого  нет. Он смотрит на
часы.

Александр.  Э, есть кто  дома? Голубка моя! Мой ангел! Ау-у!  У них что
сегодня, забастовка?

(Входит  небольшого   роста   женщина  неопределенного   возраста.  Она
улыбается. Это Мелия)

Мелия. Добрый вечер, Александр.

Александр. (удивленно) Мадам!

Мелия. Ну-ка,  покажитесь-ка!  (Рассматривает его) Да-да! Совершенно во
всем  согласна!  (торжественно) Александр, я  согласна!  Давайте поцелуемся!
(прежде чем  ему  удается что-нибудь произнести, она звонко целует его в обе
щеки)

Александр. Я не хотел бы показаться неделикатным, но мне все же...

Мелия. Нора столько рассказывала мне о вас, что я узнала бы вас даже на
перроне метро в час пик.

Александр. Нора?

Мелия. Ну да, Элеонора! У вас такой вид, будто вы свалились с луны. Я -
Мелия, ее мать!

Александр. Погодите, погодите... Вы хотите сказать, что  вы ее мама, из
Лиона?

Мелия. ( в свою очередь поражена) А что, вы знаете еще одну? (Она берет
у него пальто и зонтик) Какого дьявола вы берете с  собой зонтик,  когда нет
дождя?

Александр. Где Элеонора?

Мелия. Господи, да в кухне... готовит ужин.

Александр. Она готовит ужин?!

Мелия. "Иди встречай Александра, -  сказала она мне. - Это доставит ему
безумное удовольствие" Вам это доставило безумное удовольствие?

Александр. Сногсшибательное, мадам!

Мелия. Называйте  меня мамой. Нора не слишком  конкретно объяснила мне,
чем вы занимаетесь.

Александр. Это меня не удивляет. Я сам не могу разобраться до конца.

Мелия. Вы, возможно, занимаетесь бизнесом?

Александр. Бизнесом?

Мелия. Ну, всеми этими делами, которые приносят деньги.

Александр. А, "которые  приносят деньги". Да, конечно.  Я действительно
состою при одном таком деле.

Мелия. Вы мне нравитесь!

Александр. Мне повезло!

Мелия. Конечно, если бы вы мне не понравились, я объявила бы вам войну!

Александр. Скажите!

Мелия.  Безжалостную  войну, вплоть  до вашего  полного  уничтожения  в
глазах  Норы. И  не спрашивайте  меня, как я буду  действовать!  Мать всегда
найдет способ прилететь на выручку!

Александр.  Известно,  что  аэронавтика  многим  обязана   материнскому
инстинкту.  Но  ребенок,  о котором идет речь, уже достаточно  вырос,  чтобы
самому постоять за себя.

Мелия. Именно этого я и опасалась!

Александр. Простите?

Мелия. Может быть, вы и жемчужина, но ума у вас столько же,  сколько  у
устрицы.

Александр. Спасибо, что вы здесь, с нами.

Мелия. Александр! Александр! Разве вы не  понимаете, что взяли под свою
ответственность самое  беззащитное существо  на  свете.  Нора, к  несчастью,
наделена  громадной  потребностью любви.  Она  все еще продолжает  верить  в
любовь.  Она ранена, но  не побеждена.  Хуже  того  - она отказывается  быть
побежденной.

Александр. Вы  говорите великолепным  литературным  языком. Если бы все
это  вы  изложили  на  бумаге,  вы  заработали  бы огромные  деньги  -  ваши
произведения шли бы нарасхват во всех вокзальных киосках.

Мелия. Я говорю серьезно, месье!

Александр. Ах, так! Что же вы сразу не предупредили?

Мелия. Вернемся к Норе.

Александр.  Насколько я понимаю, вы стремитесь дать мне  понять,  что у
Элеоноры было несколько неудачных проб. Так?

Мелия. Совсем не стремлюсь! Я вас предупреждаю, вот и все!

Александр. О чем?

Мелия.  О  моем  беспокойстве. Я  очень обеспокоена,  представьте себе.
(пауза) Тем более, что на этот раз...

Александр. Что?

Мелия. Вы же лопните от гордости... ведь нет ничего более безобразного,
чем самец, который лопается от гордости!

Александр. Продолжайте, я постараюсь сдержать себя.

Мелия. На этот раз Элеонора завязла окончательно.

Александр. Завязла?

Мелия.  Вы прекрасно понимаете,  что  я  имею в виду. Или вы совсем  не
отдаете себе  отчета в  этом,  и в таком случае мне давно  пора  взяться  за
оружие.

Александр. Вы говорите "завязла"?

Мелия. Я отвечаю "да"! Есть симптомы, которые не обманывают.

Александр. (Жадно) Например?

Мелия.  Вы  только посмотрите на него! Сразу же пробудилось  тщеславие.
Знаете ли вы о том, что из-за вас Нора...

Александр. Мелия, каждая начатая фраза должна быть произнесена!

Мелия. Что ж! Тем хуже! Если я совершаю предательство, по крайней мере,
это поставит вас перед лицом  ваших обязательств. Из-за  вас Нора отказалась
от того, что могло бы стать ее колоссальной удачей.

Александр. То есть?

Мелия. У нее был контракт с... как это... ну, в Америке, вы знаете.

Александр. Голливуд?

Мелия. Да-да. Главная роль в фильме, как же его?

Александр. Уилтона Чейза?

Мелия. Да.(внезапно удивляется) Вы об этом знали? Почему вы на меня так
смотрите?

Александр. (подходит к  Мелии и прямо смотрит в глаза) Я  восхищаюсь! Я
раздеваю вас глазами! Вот! Вы теперь нагая передо мной!

Мелия. Послушайте, вы!

Александр. Нагая как правда, Мелия!

Мелия. Ничего себе у вас идейки!

Александр. Одна, но навязчивая.  Что Элеонора  рассказала  вам о  нашей
совместной жизни?

Мелия. Нора от меня ничего не скрывает.

Александр. Она вам сообщила, сколько времени мы вместе?

Мелия. Вы встретились примерно месяц назад.

Александр. И при каких же обстоятельствах?

Мелия. В ее гримуборной, однажды вечером после спектакля.

Александр. А потом?

Мелия. Ну... потом... потом она переехала к вам, что вы еще хотите?

Александр. Сколько времени спустя?

Мелия. Она говорила, кажется, на следующий день или через день.

Александр. А зачем?

Мелия. Как это "зачем"? Чтобы жить с вами, разве не так?

Александр. Два дня спустя после первой встречи?

Мелия. Для чего этот допрос?

Александр. Просто-напросто я проверяю точность ее рассказа.

Мелия. Нора никогда не лжет.

Александр. Ах, вот  как! А  я все пытался понять,  чем так похожи  вы -
мать и дочь? А что она еще вам рассказывала?

Мелия. Послушайте, давайте перейдем на другую тему, хорошо?

Александр. Разве она вам не призналась, что мы уже двадцать лет вместе?

Мелия. (задыхаясь) Что?

(входит Элеонора в кухонном фартуке)

Элеонора.  Мелия, когда готовишь  рыбу,  вначале  надо  как,  растопить
масло...(замечает   Александра).Ах,   вот    оно    что!.    Устанавливаются
контакты.(Александру) Я не слышала, как ты вошел, дорогой.

Александр. Добрый вечер, мой ангел!

Элеонора. Не  подходи!  Я  вся  пропахла  луком. Ну,  что  ты  скажешь,
неплохой сюрприз?

Александр. Она прелесть! Но сейчас она в полнейшем недоумении.

Элеонора.  (Мелии)  А  я тебя  предупреждала,  Мелия!  Александр  вечно
что-нибудь  выдумывает.  Так  вот,  я  хотела  тебя  спросить:  когда  масло
растопится, что нужно делать с мукой?

Мелия. Что ты хочешь этим сказать?

Элеонора. Насчет рыбы...

Мелия. ... когда говоришь, что Александр вечно что-то придумывает?

Александр.  (Мелии)  Элеонора  немного преувеличивает. Но  в  сущности,
теперь вы знаете основное.

Элеонора. (взволнованно) Что значит "основное"?

Александр. Я только что пригласил твою мать отпраздновать двадцатилетие
нашей свадьбы.

Элеонора. (глухим голосом) Ах, так ты ей уже сказал?!

Александр.  Да, но успокойся,  я сначала  ее подготовил,  не правда ли,
Мелия?

Мелия. (как во сне) Когда масло растопится, нужно взять две  ложки муки
и... Это ведь неправда? Скажи, Нора, он обманывает?

Александр. Разве я способен обмануть, мой ангел?

Нет, дорогой.(Мелии) Александр никогда не обманывает!

(чтобы ухватиться за  что-то реальное) Ты бросаешь муку в  растопленное
масло и, когда зарумянится...Но послушайте! Двадцать лет я не знала, что моя
дочь... Погодите, погодите! Двадцать лет ничего не ведать! Двадцать лет!!!!

(Входит Виржиния в пальто)

Виржиния.  (радостно)  Без  паники!  Это  всего  лишь ваше  чадо! Общий
приветик!

Александр. Ты знаешь, который сейчас час, голубушка?

Виржиния. Не  напоминай о времени, это меня  старит!(замечает Мелию) О,
извините!

Элеонора. (смущенно) Мелия, познакомься, это Виржиния!

Мелия. Добрый вечер, мадемуазель!

Александр. (Мелии) Виржиния - наша дочь.

Мелия. (еще не осознавая) Прекрасно! Я вас поздравляю! Вы... (внезапно)
Она кто?

Александр. Логически рассуждая, следует признать, что это ваша внучка.

Мелия. (задыхаясь) Моя... моя.. Вы хотите сказать, что она ... моя....

Виржиния. (крича от радости) Потрясно! Бабуля! (Бросается к Мелии)

Элеонора. (Виржинии)  Осторожнее, моя дорогая. Бабушки - очень  хрупкие
создания.

Виржиния.  (Элеоноре)  Скажешь тоже!  Уж моя-то  бабуля  выдержит и  не
такое!  (Мелии) Хотя ты  так  внезапно появилась  на свет, милая бабуля,  ты
выглядишь чертовски здорово!

Александр. (Мелии) Признайтесь, такого вы не ожидали.

Мелия.   (  с   отсутствующим   видом.  Говорит  глухим,   механическим
голосом)...а  затем  ты добавляешь к  соусу полстакана портвейна,  мускатный
орех и....  О-о-о-о-о-о!  (машет руками,  как будто собирается  взлететь,  и
падает в кресло)

(Все устремляются к Мелии)

(Затемнение. Прожектор освещает авансцену.  В его луче Виржиния и Поло.
Они сидят на парковой скамейке. Целуются)

Поло. Как поживает твой отец, у него все нормально?

Виржиния. (плохо пряча свое раздражение) Да, у него все  о'кей! (целует
его)

Поло. В последнее время у него усталый вид.

Виржиния. Так с ним всегда, когда наступает новолуние.(целует его)

Поло. А как твоя матушка?

Виржиния. Как сыр в масле.

(новый поцелуй)

Поло. А крестного своего ты сегодня видела?

Виржиния. Да, да, видела.

Поло. Ну, и как он там?

Виржиния.  (взрываясь) Слушай, Поло, когда  кому-нибудь  из них  станет
плохо, я извещу тебя телеграммой.

Поло. Ну, ты и штучка! Стоит спросить тебя о семье, как ты...

Виржиния. (взбешена) Это вовсе не моя семья!

Поло. Слушай! Ты опять за старое взялась?

Виржиния. Да, за  старое! За  старое,  за старое!  Это не моя семья! Не
моя! Это не моя семья!

Поло. Черт подери, в чем ты упрекаешь свою семью?

Виржиния. В том, что она не существует!

Поло.  Ты не женщина, а сплошное  недоразумение! Скажи мне: Поло, ты не
видишь того, что видишь. Ты четыре в неделю  приходишь  обедать к призракам.
Ты говоришь о мотоциклах  с  ножкой  от  стола, которую я называю "папашей".
Ты...

Виржиния. Это все придумано!

Поло. Послушай, Виржиния!

Виржиния. Меня зовут Клео!

Поло. Так звали продажную девку!

Виржиния. Ты раньше говорил по-другому, Поло!

Поло.  Да,  но  я так  думал!  Только  тебе не  говорил,  чтобы  зря не
травмировать. Я собирался изменить твою кличку. Вот что я тебе  скажу, Виви:
если этой твоей семьи нет на самом деле, то ее стоило бы выдумать!

Виржиния. (глухо) Ты здорово обуржуазился, Поло!

Поло. Знаешь,  в чем твоя  диалектическая ошибка, Виви? Когда я однажды
сказал тебе, что мы  все  выйдем на  улицу,  чтобы изменить общество, это не
значило, что ты обязана была в качестве разведчицы выходить на панель.

Виржиния.  Что-то я  запуталась. Пойдем лучше в кино!  В "Крийон" или в
"Жорж пятый"?

Поло. Ты  что,  с  ума сошла? А что,  если бы твой отец  узнал,  что мы
там....

Виржиния. (взбешенно) К черт-я-м!

Поло. Будь, пожалуйста, повежливее, а то схлопочешь!

Виржиния. За весь этот месяц мы были вместе только три  раза... и все в
Медонском лесу!

Поло. Разве я виноват, что все это время шли дожди?

Виржиния. А на что киношки?

Поло. Девушки из хороших семей отдаются лишь на опавших листьях...

Виржиния. Откуда ты знаешь?

Поло. Я начитан, представь себе(На этот раз уже он привлекает ее к себе
и целует) А теперь подъем! Я обещал твоему отцу, что привезу тебя обратно до
полуночи. Кстати, как поживает твоя бабушка?

(Затемнение. Прожектор выхватывает  из темноты другое место действия. В
луче - маленький круглый столик, накрытый для утреннего завтрака. За  столом
друг против друга сидят  Александр и Элеонора. Она в утреннем туалете.  Он в
халате)

Александр. Когда она уезжает?

Элеонора. Завтра утром.

Александр. Уже?

Элеонора. Спасибо от ее имени.

Александр. Кстати, ты вполне могла бы не приглашать ее.

Элеонора. Должна ли я заключить, что...

Александр.  Нет! Она  просто  великолепна,  твоя старушка! И  давно она
ушла?

Элеонора. Кто?

Александр. Мелия!

Элеонора. Откуда ушла?

Александр. Со сцены?

Элеонора. Подумай только! В ее времена, в ее среде - и театр!

Александр. В ее среде?

Элеонора. Семья Дюрок... Под  сенью портрета маршала империи дочь могла
стать только наследницей.

Александр. А ты?

Элеонора.   Слава   богу,   предрассудки   постепенно    выветриваются.
Наследство, кстати, тоже! Хотя, кое-что от него осталось...

Александр. Почему ты заговорила о наследстве?

Элеонора. Представился случай вспомнить, что мне никогда не приходилось
делать что-то ради денег. Еще немного чая, дорогой?

Александр. Тебе уже приходилось проводить утро вот так?

Элеонора. (помедлив) Да, приходилось.

Александр. И часто?

Элеонора. Сколько деликатности в одном-единственном вопросе!

Александр. Извини! Зачем ты заставила ее приехать?

Элеонора. Что ты сказал?

Александр.  (взрываясь) Прекрати делать вид, будто  ты не понимаешь! Ты
отлично знаешь, что я говорю о Мелии!

Элеонора. Не нервничай так, мой дорогой!

Александр. Я не нервничаю, я... Впрочем, что бы ты ни делала, ты делала
это из чистого дилетантства?

Элеонора. То есть?

Александр. Очень просто! Раз не ради денег...

Элеонора. Кретин!

Александр. Спасибо! Не понимаю, что такого я сказал...

Элеонора. Когда ты ставишь маленькую комедию, которую мы все играем для
тебя, это и есть дилетантство.

Александр. Нет уж, позвольте!

Элеонора.  Ведь этот спектакль не  приносит тебе дохода,  а  наоборот -
обходится очень дорого!

Александр. Эта реплика не по контракту!

Элеонора.  Мы  уже много времени говорим не  по контракту.  Может быть,
поэтому наши слова звучат так правдиво?

Александр. Зачем ты вызвала Мелию?

Элеонора. Ты заметил?

Александр. Что?

Элеонора. Мы впервые говорили друг другу "ты" не по контракту.

Александр. Зачем вы вызвали Мелию?

Элеонора. Мой ответ обязателен?

Александр. Да, мне это интересно.

Элеонора. Я подумала, что она хорошо впишется в наш семейный портрет.

Александр. Дорогая Элеонора! Если бы я почувствовал потребность в теще,
я бы нанял кого-нибудь. Из нейтральных.  Скажи, это действительно твоя мать?
Или ты.. Вы отыскали ее где-то  на театральном дне?  Если вы заплатили ей из
своего собственного кармана, скажите мне - я готов возместить ваши расходы.

Элеонора. Браво! Какой нюх!

Александр. Да, это есть. Меня не так-то просто оставить в дураках.

Элеонора.  Тогда все замечательно!  Ты выиграл.  Ты  вновь не дал  себя
обставить. Ты никогда  никому не предоставишь такую возможность. Так почивай
на лаврах, великий человек, и спи!

Александр. Послушай, Элеонора!

Элеонора. Ведь цель достигнута? Чего ты хочешь еще? Тостик хлеба?

Александр. О чем же вы говорили... с твоими утренними партнерами?

Элеонора. Вопрос вне контракта.

Александр. Плевать! Отвечай! О любви?

Элеонора. Случалось...

Александр. О любви... просто так... во время завтрака.

Элеонора. Надо уточнить, что мы часто завтракали прямо в постели.

Александр. (вскакивая) Кто требует от тебя такие детали?

Элеонора. Не знаю. В таком случае ты уж сам уточняй, чего тебе хочется.

Александр. Что же ты им говорила? Что ты их любила?

Элеонора. И такое было!

Александр. И как же ты это им говорила?

Элеонора. О, ты знаешь, чтобы сказать это не существует тридцать  шесть
способов.

Александр. Скажи все же, чтобы я имел представление.

Элеонора. (искренне, для него самого) Я тебя люблю!

Александр. И они тебе верили?

Элеонора. Что же ты от них хочешь? Они-то были простыми смертными!

Александр. (на  его  лице  застыло  отчаяние)  Но  боже  мой,  в  конце
концов...  должно  же  быть...  я не  знаю..  Какое-то  средство... какая-то
система, способ лгать.. Способ, который....

Элеонора.   (иронически)  Чемпион   стремится   к   своему   поражению!
Неповторимо и патетично!

Александр. (внезапно кричит) Выполняй свою работу! Лги!

Элеонора. (искренне) Я люблю тебя, дорогой!

Александр. Лгунья!

(Элеонора смеется. Появляется Мелия в дорожном костюме, с чемоданом)

Мелия.  Пусть  Бог  навсегда оставит вас  в  таком  хорошем настроении!
Нет-нет,  продолжайте, пожалуйста,  я  вполне могу протиснуться между  двумя
взрывами смеха.

Элеонора. Мелия...

Александр. Вы уезжаете?

Мелия. Более того! Я никогда не приезжала!

Элеонора. Так, теперь ты ударилась в метафизику.

Мелия. Просто пришла в себя. Созревший плод длинной бессонной ночи.

Элеонора. Только этого не хватало. Она не спала всю ночь! Я же говорила
тебе, не пей кофе на ночь.

Мелия.  Кофе  тут ни  при чем!  Если бы ты  объявила мне о  своем браке
двадцать лет назад,  я  бы, может, спокойно спала в своей  постели  в данную
минуту.

Элеонора. Мелия! Неужели все из-за этой глупой истории?!

Мелия. Еще  бы! Ведь это вполне обычная  история, не так ли?  В течение
двадцати лет для  меня  не  оказывалось места в  семье  моей дочери! Простое
чувство  достоинства  заставляет  меня отказаться  от  приставной табуретки,
которую снисходительно мне предлагают сейчас!

Александр. Табуретку! Слушайте,  садитесь  в  кресло  и,  чем  говорить
ерунду, давайте завтракать!

Мелия. (обиженно) Нет, мне давно пора уже быть в поезде.

Элеонора. Прошу тебя, Мелия, не будь смешной!

Мелия. Я  смешная,  говорю  ерунду!  Замечательно!  Итак,  я  ухожу,  а
вдогонку несутся оскорбления!

Александр. Это уже гротеск!

Мелия.  Может быть, и  гротеск, месье.  Но  я  уйду с  высоко  поднятой
головой.

Элеонора. В конце концов, Мелия, это глупо!

Мелия. Вот еще  одно ласковое слово! Нет, ей-богу, меня сегодня балуют.
Если вы отыщете другие ласковые словечки, пришлите мне телеграмму!

Элеонора. Мелия!

Мелия. Что еще?

Элеонора. Ну выпей хотя бы чашку чая!

Мелия. Нет, спасибо! Твоя мать уходит с пустым желудком. Прощайте.

Александр. Ладно... Одну минутку! Я оденусь и сейчас же вернусь.

Мелия. Зачем?

Александр. Чтобы проводить вас на вокзал!

Мелия. Ни  за что! Я бы предпочла  ползти туда на коленях с чемоданом в
зубах! Но я хочу тебя предупредить,  Нора! Этой ночью  я решила сделать  мою
внучку моей единственной наследницей.

Александр. Виржинию?

Мелия.  Да,  месье, Виржинию  -  бедную  невинную  девочку,  у  которой
двадцать лет не  было бабушки! Может это не соответствует вашим расчетам, но
это так! Приветик!

Александр. Подождите!

Мелия. Мне больше нечего вам сказать.

Александр. А мне есть что!

Мелия. Так скажите это тому, кто захочет вас выслушать. Ведь до сих пор
вы не нуждались в моих ушах.

Александр.  (кричит) Выслушайте  же меня, боже ты мой, или я вас сейчас
запру!

Мелия. Даю вам две минуты!

Александр. Элеонора и я никогда не были женаты. Она вовсе не моя жена и
даже не любовница, и Виржиния - не наша дочь. Наша семья - всего лишь мираж.
И вы вовсе не моя теща! На самом деле мы совершенно чужие друг другу и живем
вместе, чтобы поддержать иллюзию, которую я захотел создать для себя и плачу
за это.

Мелия. (с изумлением)  Вы только  посмотрите  на него. Чего  только  не
придумает эта птичка, чтобы заполучить старухино наследство.

Александр. Мелия, клянусь вам...

Мелия. Он еще клянется,  вы это  видели?  Он клянется, этот ренегат! Вы
отказываетесь  от жены, дочери, семьи, от двадцатилетних  священных  уз ради
наследства! Вы просто отвратительны, мой друг!

Александр. Ничего себе!

Мелия. (Элеоноре) Бедное дитя, ты  вышла  замуж за самое отвратительное
существо, которое носила на себе когда-нибудь земля!

Александр. (Элеоноре) Ну хоть ты, Элеонора, скажи ей!

Элеонора. Что ты хочешь, чтобы я сказала, мой дорогой?

Мелия.  (Александру)  Что вы хотите, чтобы  она мне сказала? Вы ведь не
думаете, что моя дочь, моя кровь и  плоть, может участвовать в вашей грязной
выдумке?!

Александр. Но послушайте, Мелия!

Мелия. Я  дала вам две минуты, месье, вы украли  у  меня целых  пять. Я
сожалею,  месье...  (Элеоноре)  Не  разгуливай  налегке,  схватишь  насморк!
(Выходит, высоко подняв голову).

Элеонора. Ну что ж! Ну что ж! (Спокойно принимается за завтрак.)

Александр. И это все, что вы можете сказать?

Элеонора. Но спектакль должен продолжаться?

Александр. Ты что, полагаешь, она не способна лишить тебя наследства?

Элеонора. (с полнейшим равнодушием) Вполне способна.

Александр. Тогда почему же, черт возьми, ты меня не поддержала?

Элеонора. В чем я должна была поддержать тебя, мой дорогой?

Александр. Бог ты мой! Твоя мать поверила, что мы женаты двадцать лет!

Элеонора. Мелия  никогда не ошибается. Если она верит, значит это  есть
на  самом деле. (Он смотрит на нее с большим  удивлением. Она замечает это.)
Что-нибудь не так, дорогой?

Александр. Нет, нет.. Ничего.

Элеонора.  (смеясь)  Ну,   подумай,   Александр!  Мы   ведь  не  станем
разводиться после двадцати лет брачной жизни из-за наследства Мелии?

(Затемнение. Полный  свет  на  всю  сцену.  В глубине  сцены  несколько
деревьев.  Машу  стоит   на   переднем  плане   перед  мольбертом,   рисует.
Растянувшись  на сцене, как  если  бы это была трава, лежит Александр. Рядом
сидит  Поло.  В  центре  на  пнях  расположились  Элеонора  и Виржиния.  Они
рассматривают журнал мод. Пикник за городом. Все одеты соответственно.)

Поло. (Александру) А я  вам  говорю, что  в этом году сто двадцать пять
кубиков будут в большом фаворе.

Александр. Так всегда думают, а потом...

Поло.  Минутку!  Но ведь таких гонщиков, как Шиброн, Кальбер,  Баратти,
раньше не было.

Александр. А в прошлом  году?  Рубье,  Плантю, Зупан... Возьми  Зупана,
например.  Говорили: Зупан настоящий  герой  в седле!  А он оказался  жалкой
овечкой.

Поло. Это была не его вина. У него были неполадки с мотором.

Элеонора.  (Показывает Виржинии)  Кудри  эти страшно соблазнительны. Но
для такой прически нужно ходить к парикмахеру каждые три дня.

(Машу, занятый рисованием, напевает)

Александр. То же самое Першерон. Это не гонщик, а мальчик из церковного
хора. Когда выходишь на трек с самокатом, не надо играть во взрослых!

Виржиния.  (Элеоноре)  Танец -  главный  критерий  прически.  Если  она
держится.

Поло. (Александру) Вот  вы  увидите,  Майкл  покажет,  что  у  него  за
самокат, как заложит пару ослепительных виражей. Фыр-фыр..

(Машу продолжает напевать вполголоса)

Элеонора. (Виржинии) А эта тоже очень мила. Весь шик - в челке, видишь?

Поло. (Александру) Как дикари, честное слово! Я вас уверяю, они ринутся
к финишу, как дикари!

(Машу напевает)

Элеонора. (Виржинии) А эта прическа тебе пошла бы очень.

Виржиния. (Удивленно) Ты так считаешь?

Элеонора. Что тебя удивляет?

Виржиния. Оказывается, ты знаешь, что мне идет, а что нет.

Элеонора. У меня есть глаза!

Виржиния. Вот уж не думала,  что ты  хоть  раз  воспользовалась  своими
глазами, чтобы посмотреть на меня.

Александр. Эти гонки выиграны заранее. Мулен обойдет Рулье на последнем
круге и закончит первым.

Виржиния.  (Дергает  за  волосы  Поло)  Э!  Совершим  парный  набег  по
пустынной дороге?

Поло. Минутку! Твой отец погрузился в прогнозы!

Виржиния. Сколько можно?

Поло. Мотоспорт - сложное дело.

Виржиния. Я - тоже сложное дело!

Поло. Тебе  здесь  не  нравится?  В  воскресный  день  с семьей,  среди
хлорофилла?

Виржиния. (Александру) Слушай,  папаша! Объясни ты ему раз  и навсегда,
что ты его приглашаешь ради меня, а не для того, чтобы он болтал с тобой без
умолку!

Александр. (Поло) Я полагаю, что она не так уж и неправа, Поло!

Поло. Ладно, что делать! Отдаюсь! Что вы там начали говорить  по поводу
Каважью?

Александр. Что его побьют на дистанции как ребенка!

Поло. Уши бы мои этого не слышали! Идем, Виви!

Виржиния. Твой порыв неотразим. Лишь бы только не пошел дождь!

Машу. (Продолжает  рисовать и напевает) Да здравствует природа в  любое
время года!

(Александр бросает камешек в Элеонору. Они улыбаются друг другу. Пауза.
Машу поет. Александр прыжком срывается с места.  Бежит к  Элеоноре и, прежде
чем она успевает удивиться, кричит на одном выдохе.)

Александр. Отвечай не думая, ты меня любишь?

Элеонора. (моментально) Да!

Александр. У тебя хорошая реакция! (Наблюдает за Машу)

(Машу поет)

Ну что? Можно посмотреть?

Машу. А если я скажу "да"?

Александр. Это было бы в твоих собственных интересах. Во всяком случае,
ты не можешь стать знаменитостью, пока я не захочу этого!

Машу. Не двигайся. Солнце уходит. С твоего места видно лучше всего. (Он
поворачивает мольберт к Александру, то есть к публике.)

(На  полотне  изображена  Элеонора,  сидящая  на  пне.  Картина  просто
великолепна. Александр  стоит молча. К  нему  подходит Элеонора.  Длительное
молчание. Не обращая на них внимания, Машу собирает краски.)

Александр. Леон!

Машу. Присутствует!

Александр. Это ты нарисовал?

Машу. (недоуменно) Хм!

Александр. Нет, я хочу сказать...

Элеонора. Интересно все-таки узнать, что же ты хочешь сказать...

Александр. (Машу) Кто позволил тебе это нарисовать?

Элеонора. Под "этим" ты по всей видимости подразумеваешь меня?

Александр. Вот именно. Он попросил у тебя разрешения?

Машу. Александр!

Александр. Да?

Машу. Ты говоришь глупости.

Элеонора. По-моему, вы его предупредили слишком поздно. (С восхищением)
Это творение большого художника, Леон.

Машу. Еще месяц назад я знал, что картина мне удастся!

Элеонора. (взволнованно) Спасибо, Леон!

(Машу застенчиво смотрит на Элеонору. Они улыбаются друг другу.)

Александр. Я вам случайно не мешаю? А то я пойду пока по грибы!

Элеонора.  Только  не  это,  дорогой!  Ты  настолько  властолюбив,  что
заставишь нас потом их есть!

Александр. (ревниво) Мне доставляет удовольствие  констатировать, что я
был катализатором реакции между вашими атомами.

Машу. Великолепно, что все это доставляет тебе удовольствие.

Александр. Да, я такой. Альтруист до мозга костей. Я сею на своем поле,
а прорастает у соседей.

Элеонора. Скажи лучше, что ты думаешь об этой картине?

Александр.  Прекрасно! Поздравляю  тебя, Леон!  Ты настоящий воскресный
художник!

Элеонора. Весьма изысканный комплимент!

Александр. А что? Разве сегодня не воскресенье? Сколько? Сколько, месье
Машу?

Машу. Что "сколько"?

Александр. (показывая на картину) За это.

Машу. "Это" не продается.

Александр. Все продается.

Машу. Так говорят старьевщики.

Александр. Так говорю я! Пять тысяч!

Машу. Ноль.

Александр. Я хочу эту картину, месье Машу! Десять тысяч!

Машу. Я повторяю...

Александр. Двадцать тысяч...

Машу.  Ты отстал от жизни, Александр.  Упрямые миллионеры бывают теперь
только в кино.

Александр. А тридцать тысяч уже лежали в твоем кармане?

Машу. Вот что я тебе скажу...

Александр. Сорок!

Машу. Когда  я стану знаменитым,  она  будет стоить  четыреста тысяч и,
может быть, четыре миллиона после моей смерти.

Александр. Поэтому я и покупаю ее у тебя сейчас. Пятьдесят!

Машу. Это спекуляция!

Александр. (Раздражаясь все больше) Кто здесь, кроме тебя, спекулирует,
ты, пустышка?  Ты спекулируешь своим талантом, известностью, своим скелетом.
Мне  же наплевать на деньгу...  Мне наплевать на  твое  бессмертие. Мне даже
наплевать на твою холстину!

Машу. Почему же ты хочешь ее купить?

Александр.  (Медлит,  потом  говорит  глухим  голосом) Потому  что  она
говорит! И я верю в то, что она говорит! (Он садится на пень)

(Пауза. Машу берет полотно и идет к Александру)

Машу. Держи!

Александр. (Удивленно) Сколько?

Машу. Я тебе ее дарю.

Александр. Но...

Машу. Так было задумано.

Александр. (Удивлен и смущен) Ты хочешь сказать...

Машу. Да, так было задумано. На! Бери!

Александр. Почему ты так поступаешь, Леон?

Машу. Она же говорит. Говорит тебе. Если бы заплатил мне за нее, она бы
перестала  говорить. Да, это  с тобой она разговаривает, Александр! Я сделал
все, чтобы она заговорила с тобой.

Александр. И о чем же она говорит, по-твоему?

Машу. О том, во что ты способен поверить...

(Александр немедленно встает. Видно, что он испытывает большую радость.
Лицо его сияет. Он  берет картину из рук Машу, ставит к пню, отходит  назад,
чтобы  полюбоваться.  Внезапно разражается смехом  и сильно  хлопает Машу по
плечу.)

Александр. Эх, старина Леон!

(Затемнение.  Прожектор  высвечивает  центр сцены. Александр,  по  всей
видимости, болен. Он сидит в глубоком  кресле, завернувшись в  халат. За ним
на стене - картина Леона. Александр обращается к Элеоноре, которая находится
за кулисами.)

Александр. Грипп похож на Олимпийские игры!  Каждый раз  его организуют
разные страны. В этом году  он мексиканский. Газеты пишут, что он уже достиг
Швеции. Я прекрасно понимаю, что  в  международных отношениях царит изрядная
неразбериха, но все  же! Ты можешь  мне объяснить,  какая связь между мной и
Швецией?

(Элеонора выходит с  подносом,  на  котором  стоит  стакан  и  флакон с
пилюлями.)

Элеонора.  С тобой, мой дорогой, вышло  просто  недоразумение.  (Ставит
поднос на колени Александра.)

Александр. Боже мой! Какая мерзость! Лошадиная лихорадка - это уже само
по себе смешно! Но мексиканская лошадиная лихорадка?!

Элеонора. (Вынимает из флакона пилюлю) Открой рот!

Александр. Ты хочешь, чтобы я проглотил эту дрянь?

Элеонора. Пей воду. Она и проскочит. Все предусмотрено.

Александр. Где ты это взяла? Это же яд!

Элеонора. Я надеялась, что ты не заметишь этого.

Александр. От нее все внутренности сварятся.

Элеонора. Это тоже входит в мою программу.

Александр. Ты даже не представляешь себе, как я страдаю. Такая страшная
боль в затылке. Ломит в ногах, отдает в руку и вот сюда вот, в спину.

Элеонора. Какое у тебя странное телосложение.

Александр. Ты все шутишь, а в Швеции уже трое умерло.

Элеонора. Ты будешь первым во Франции. (Делает шаг к выходу).

Александр. Ты куда?

Элеонора. Отнесу стакан на кухню.

Александр. Не оставляй меня слишком долго наедине с микробами.

Элеонора.  Не бойся дорогой! Я слишком стремлюсь разделить их с  тобой.
(Выходит)

Александр. В прошлом году во  время азиатского гриппа за мной ухаживала
моя  служанка,  мадам  Фабр... Положительная женщина, без всяких  проблем...
Девяносто кило... Впечатляет. С ней я чувствовал себя одиноким.  То есть,  я
хочу  сказать...  с  ней тоже. (Медленно  встает и  поворачивается  лицом  к
картине. Говорит ей.) И с тобой тоже. (Любуется полотном.) "О том, во что ты
способен  поверить",  как сказал  Леон. Волшебная привилегия искусства.  Два
года  назад во  время мальгашского гриппа была  Катрин... С  ней  я  тоже не
чувствовал..

(Незамеченная входит Элеонора и слышит последние фразы.)

Элеонора. Ну, а она сколько весила?

Александр. А у него есть талант, у этого крокодила!

Элеонора. (Садится с вязанием.) Так ее звали Катрин?

Александр. Кого?

Элеонора. Твой мальгашский грипп.

Александр. Извини.. Я не понимаю, что ты...

Элеонора. "Катрин"!  Вспомни имя,  которое ты  только что  доверил этой
картине.

Александр. Этой картине?... Ты хочешь  сказать, что  я разговаривал с..
Еще бы, у меня такая температура!

Элеонора. (Считает петли) Четыре, шесть, десять, двенадцать...

Александр. И что же выйдет из-под пальцев нашей феи?

Элеонора. Кое-что для тебя.

Александр. Не смею в это поверить.

Элеонора. Смей, дорогой мой. Хоть один разок.

Александр. Это будет шарф?

Элеонора.  Еще  не  знаю. Все  зависит  от того, сколько продлится твой
грипп. Если все будет так  продолжаться,  как  сейчас, у  нас выйдет  что-то
вроде макси-пальто типа шинели.

Александр. Кстати...

Элеонора. Да?

Александр. Не забудь, пожалуйста, в конце месяца сказать мне, сколько у
тебя сверхурочных часов.

Элеонора.  (Прекращает вязать.) В твоей  болезни  меня устраивает одно:
твоя глупость чувствует себя прекрасно.

Александр. Что ты хочешь этим сказать?

Элеонора. А вот что. Всех денег, какие у тебя есть, недостаточно, чтобы
заставить меня побыть хоть одну минуту с тобой, если бы я этого не хотела.

Александр. И почему же ты хочешь остаться?

Элеонора. (Выразительно шевеля губами) Д-е-р-ь-м-о! (Вновь  принимается
за вязание).

Александр. Что бы ты делала в данную минуту, если  бы ты была не здесь,
а в другом месте?

Элеонора.  (Считает  петли)  Восемь, десять,  двенадцать, четырнадцать,
шестнадцать...

Александр. Чем ты обычно занимаешься в это время?

Элеонора. Который сейчас час?

Александр. Три.

(Она скидывает вязание на стул.)

Ты куда?

Элеонора. Время мерить температуру, мой дорогой.

Александр.  Ну,  нет! Прошу  тебя, поговорим  серьезно!  Оставь  ты,  к
чертовой матери, этот....

(Она выходит, не слушая его)

Я  тебе  задал  вопрос.  Что  ты обычно  делаешь в это  время?  Чем  ты
занимаешься каждый день до шести вечера? Ведь нельзя же целыми днями считать
мух,  верно?  Чем  же ты занимаешься? Ходишь  по  магазинам.  А еще?  Иногда
забегаешь в кино.  Ладно, а еще?  Встречаешь  с людьми,  с друзьями?  У тебя
много друзей? Ты ведь не порвала со всеми?

(Она возвращается с термометром.)

Я  спрашиваю  об этом, потому что в настоящий момент ты отдаешь  мне то
ценное время, короткое..  Понимаешь, я не хотел  бы, чтобы из-за меня.  Ведь
жизнь коротка, и ....

(Она вставляет термометр ему в рот и вновь берется за вязание)

Элеонора. Четыре, шесть, восемь, десять, двенадцать...

(Александр произносит что-то неразборчивое.)

Что ты там говоришь?

Александр. (Вынимая термометр изо рта.) У тебя есть любовник?

Элеонора. (Вновь быстро вставляет термометр в рот и ждет. Отвечает, как
отвечают ребенку, чтобы отделаться от него.) Да, мой дорогой!

Александр. (Вынимая термометр) Как? У тебя есть любовник?

Элеонора. (Тем же тоном) Нет, мой дорогой!

Александр. Да или нет?

Элеонора. Как нужно ответить, чтобы ты оставил термометр в покое?

Александр. Я задал тебе вопрос... Я хочу...

Элеонора.  Есть  вопросы,  которые не задают в  состоянии  депрессии...
Десять, двенадцать, четырнадцать, шестнадцать...

Александр. (Вынимает термометр) Но это же не может быть?

Элеонора. Дай-ка я посмотрю!

Александр. Ты представляешь?

Элеонора. Тридцать семь и три.

Александр. Он испортился.

Элеонора. Или испортился твой грипп.

Александр. Как? Уж не хочешь ли ты сказать....

Элеонора. Судя по термометру, я успею всего лишь связать тебе галстук.

Александр. (решительно) Пусть так! (Встает, говоря очень ревниво) Так у
тебя есть любовник?

Элеонора.  Бедняжка!  Подобный  вопрос  после  двадцати  лет совместной
жизни!

Александр. Давай говорить вне контракта, ладно?

Элеонора. (Меняет тон) Ладно! У меня есть любовник, а что дальше?

Александр. Ничего. У тебя есть любовник, пусть... Вот, по крайней мере,
точный  ответ! (С презрением, вызванным ревностью) Конечно, между четырьмя и
шестью часами дня?

Элеонора. Нет, между тремя и пятью...

Александр. В такое вульгарное время!...

Элеонора.  Совершенно  верно.  Но  поскольку  в  шесть часов  я  должна
отдавать себя на заклание тебе..

Александр. Ах да!

Элеонора. Да!

Александр. И ты ездишь к нему?

Элеонора.  Это   более  рационально.  У  него  перед   самым  подъездом
автостоянки, и...

Александр. (Раздраженно) Доставка  тела на дом. Но  как же ты можешь...
пусть даже только из-за контракта... пусть даже для того, чтобы...

Элеонора. Ш-ш-ш! Профессиональный секрет!

Александр. Это ужасно!

Элеонора.  Но  в то  же время какую очищающую  ванну я принимаю,  когда
каждый вечер возвращаюсь сюда! Какой невинный поцелуй ты ставишь мне на лоб!
Как я уверена в том, что обрету здесь монастырское спокойствие! На тебя ведь
можно целиком  положиться. Ни одного жеста,  ни малейшей попытки  напомнить,
что  существует плоть!  Это  мужчина?  А  это женщина? Нет,  два  бесплотных
существа, живущих в царстве вечного разума. А  ночью, когда мы спим каждый в
своей спальне,  которые соединены между  собой. Ах, какой это спокойный сон!
Над ним совершенно напрасно витает Эрос - в его колчане нет стрел.

Александр. (Абсолютно выбит из колеи) Ты случайно?

Элеонора. Случайно! Можно подумать, что здесь, под твоим кнутом, что-то
может говориться или делаться случайно!

Александр. И все же, я надеюсь, ты не думаешь, что я..

Элеонора. Нет, именно думаю.

Александр. Ты знаешь, я не раз доказывал свое умение... другим.

Элеонора. Рассказывай!

Александр. Я соблюдаю контракт, вот и все!

Элеонора. Тогда чем же не доволен ты?

Александр. Кто он, этот твой тип?

Элеонора. Его  имя  тебе ничего  не  скажет,  и  его  нет в  телефонном
справочнике.

Александр. Ты любишь его?

Элеонора. Безумно... от трех до пяти.

Александр. Скажи мне, что это неправда!

Элеонора. Это неправда!

Александр. Ты прямо переполнена добрыми намерениями!

Элеонора. Воспользуйся  ими,  чтобы вымостить хотя бы небольшой кусочек
твоего ада!

(Он  неожиданно целует ее в  губы,  потом отстраняется, негодуя  сам на
себя)

О, не делай такого лица, Александр! Что тебе внушает страх? Я  не подам
на тебя в суд!

Александр. Но, Бог мой, когда  ты сказала мне, что согласилась  на  эту
роль ради.. Что это была не игра.. Что ты...

Элеонора. Расскажи мне лучше о Катрин.

Александр.  (Не  обращая  внимания  на  ее  реплику) О  твоей  огромной
сентиментальности...  о  чувствах, которые тебе надо было куда-то деть.. Обо
всем этом.

Элеонора. Это она "незабываемая"?

Александр. И все то, о  чем  рассказывала твоя мать? Все то, что я, как
мне казалось, понял в тебе. И что я еще пытаюсь понять.

Элеонора. Стрела, торчащая из его раны...

Александр. А сегодня? Как я должен правильно отнестись к тому...

Элеонора. Что же в ней такого незабываемого?

Александр. Ты осталась со мной добровольно, тогда как сама...

Элеонора. Сколько времени вы прожили вместе?

Александр.   Да,  а  Голливуд?  Это  действительно   правда,   что   ты
отказалась...

Элеонора. Сколько же времени длилось ваше счастье?

Александр. (Взрываясь)  Счастье... Счастье... Полон рот этой патоки! Не
надо мне больше такого!

Элеонора. Как она выглядела?

Александр. У нее был твой голос, жесты,  очень  похожие на  твои,  твой
взгляд, твоя улыбка, походка, твое отношение к миру.

Элеонора. Ты уверен, что это была не я?

Александр.  Нет,  не  очень уверен. Чем больше  я на тебя  смотрю,  тем
больше...

Элеонора. (Взбешенно кричит ему в лицо) Но по какому праву?!

Александр. Не понимаю!

Элеонора. По какому праву вы заставляете меня быть дублером?

Александр. Смотри-ка! Даже когда ты возмущаешься...

Элеонора.  Первый  пункт  контракта  гласит:   "Нанята,  чтобы  создать
роль"... Крупными буквами, черным по белому:  "Чтобы создать роль"! А не для
того, чтобы повторять какую-то там...

Александр. Осторожно! Выбирай слова!

Элеонора. Какую-то потаскуху!

Александр. Нет, этого я тебе не позволю!

Элеонора.  А кто  позволяет  тебе, мошенник,  пользоваться мною,  чтобы
оживлять  твои  воспоминания? Бросать  меня в мусорный ящик своего прошлого.
Превращать  меня в  чью-то копию!  (Передразнивает) "Скажи  мне, что ты меня
любишь!"  "Скажи,  что  у тебя нет любовника!" "Скажи, что ты  моя жена!" "Я
хочу  верить,  ангел  мой!" А я, как идиотка, вхожу в эту ловушку, полностью
доверившись.  И когда этот  жулик,  в  конце  концов,  начинает верить,  то,
оказывается, верит не мне, а ей! Вот чего  ты хочешь! Верить ей, глядя в мои
глаза,  в  мою  душу.  Когда   ты   поверишь  в  отражение,  оригинал  может
возвратиться! Так нет же! Потому что я лгу! Понимаешь, я тебе лгу! Слово  за
слово, жест за жестом... каждую секунду. Внутри - ничего нет! Ничего! Бедная
Катрин! Я лгу! Я лгу! Я лгу так, что она мертвеет, я ее убиваю... я...

Александр.  (Закрывает ей рот рукой) Да! Это... возможно,  это.. Да,  в
этом ты походишь только на себя, мой ангел!

Элеонора. Я лгу тебе!

Александр. ... твоя ревность.

Элеонора. Значит, ты думаешь, что...

Александр.  Не совсем еще, но почти... Я еще никому не внушал ревность!
Ты первая! Как ты это-то объяснишь?

Элеонора. Другие не были актрисами!

Александр. (Кончиком пальца снимает слезу со щеки Элеоноры и показывает
ей) А это?

Элеонора. О, это! Если бы ты видел меня в "Даме с камелиями".

Александр.  (Сомнения вновь  возвращаются  к  нему. Он  останавливается
перед картиной  Машу и  разглядывает  ее) В сущности, он должен был подарить
эту картину тебе.

Элеонора. Почему?

Александр. Не знаю, мне кажется, он вложил в нее кое-что от себя...

Элеонора. Все лучшее, что в нем было.

Александр. Тем более. Он должен был бы.

Элеонора.  Он  отдал  тебе лучшее, что в  нем было.  Сделай вывод, Фома
неверующий!

Александр. Так  просто лучшее, что есть в себе, не отдают кому-то, если
только не... Если Леон отдал мне лучшее, что было в нем, значит он...

Элеонора.    (Считает   петли)   Десять,   двенадцать,    четырнадцать,
шестнадцать...

Александр. Что ты там делаешь?

Элеонора.  Хорошенько  поразмыслив,  я вяжу тебе  шерстяной  шлем,  мой
дорогой. Их очень трудно вязать, ты знаешь. Надо вложить в это все лучшее.

Александр. "О том, во что ты способен поверить!" -  вот что мне говорит
картина Леона! "Верь!" Но ведь я же не платил ему за это?!

(Прожектор меркнет.  В это время  на авансцене зажигается другой.  Машу
сидит  в  кресле  у микрофона.  Его освещают  четыре  прожектора.  Он  ведет
телепередачу. В динамике  слышен голос журналиста, берущего у Машу интервью.
Голос: "Пять, четыре, три, два, один. Стоп! Эфир!"

(Громкая музыка вступления к передаче.)

Голос.  Добрый вечер. Как говорится,  добро пожаловать! (Глупый смешок)
Итак,  мы  посвящаем  первую страницу нашей  передачи  "Тележизнь искусства"
лауреатам сегодняшнего  дня! Я представляю вам лауреата Большой двухгодичной
художественной выставки, которая организована в Париже...

(В этот момент новый прожектор высвечивает другую сторону авансцены, на
которой  перед  телевизором сидят  Александр,  Элеонора  и Виржиния. Публике
экран не виден.)

Голос.   Леонард   Гог!   Так  сказать,  имя  и  фамилия,  которые  уже
предопределили все!  А на самом  деле, существует  ли  какая-то  родственная
связь с нашим дорогим Винсентом?

Машу.  (Голос,  усиленный микрофоном) Не  оскорбляйте богов! В  обычной
жизни меня зовут Машу!

Голос. Вот и я себе сказал...

Машу. Я это сделал еще до вас!

Голос. Если мы вернемся к вашему творчеству...

Машу. Слушайте, это очень просто...

Александр. Держу пари, что он будет сейчас говорить для нас!

Машу. Конечно же, говорю для тех, кто меня понимает...

Александр. Ну вот видите!

Машу. Так  вот:  у меня  есть  кисти,  полотно,  краски, и иногда  меня
охватывает желание смешать все это... для того...

Александр. Ну-ка, ну-ка!

Машу. ...кто внезапно встречается на моем пути.

Александр. О ком это речь, мой ангел?

Машу. ... и поскольку есть люди, которых я люблю, я рисую для них и для
себя тоже! Потому что  я  люблю и себя  тоже.  Рисовать  - это излагать свои
чувства красками!

Виржиния. Надо будет обязательно подарить набор красок Поло!

Александр и Элеонора. (Хором) Тише!

Машу. А если вдруг это понравится также и другим, тем лучше!

Александр. Что это он берется заботиться о других?

Элеонора. Но другие все-таки существуют, дорогой.

Александр. Да, в метро!

Виржиния. Тише!

Машу.  Среди  всех вас, несомненно, есть масса людей, которых я  люблю,
сам того не зная!

Александр. Леон, не теряй своего времени с теми, кого ты не знаешь!

Машу. Я рисую и для них тоже!

Александр. Чужаки!

Машу. Чужих нет! Есть лишь граждане, которые встречаются друг с другом,
и граждане, которые... не встречаются... Мы все живем на одной планете!

Виржиния. Это верно, если вдуматься!

Машу. Достаточно только вдуматься... Я часто об этом  думаю. Потому что
дружба... это... это...

Александр. Давай, Леон! Скажи им, что это такое!

Машу. Это как любовь... нечто вроде...

Элеонора. Скажите им, Леон, скажите!

Машу. А, черт! Ногой под зад всем тем, кто не знает, что это такое!

Виржиния. Браво, Леон!

Машу. Но можно быть уверенным в одном - с этим невозможно жульничать!

Александр. Нельзя, Леон, хоть тресни!

Машу.  Даже  если  кто-то делает вид,  что любит... ради игры... или из
жалости.. Или ради денег..

Александр. Скажи им, что из этого ничего не выходит, Леон!

Машу.  Ничего  не  получается! Наступает день,  когда  это  обязательно
проявится. Я хочу сказать...

Виржиния. Удар, Леон, еще удар!

Машу. ... есть то, что находится (он ударяет себя в грудь) и здесь. (Он
показывает на лоб.)

Александр. Наша плоть и кровь, Леон!

Машу. Все наше кровное,  все, что сидит в нас! Может быть, во всем этом
нашем нет и ничего особенного,  но  именно это  делает  нас живыми... просто
живыми... и именно в это надо верить..

Александр. Потому что это необходимо, Леон! Скажи им, черт возьми!

Машу.  Потому  что это  необходимо... даже рискуя оказаться с рогами...
это  необходимо. Все, что  нам  остается, это -  подлинные чувства!  Это,  и
ничего другого! Вот. Мне больше нечего сказать!

(Затемнение.  Свет медленно зажигается,  высвечивая  середину сцены, на
которой  стоит  стол.  Элеонора  и  Виржиния  накрывают  его,  очевидно, для
праздничного обеда. Хрусталь, цветы.)

Виржиния. Скажи, мам... О, извини меня, Элеонора!

Элеонора. Ничего. Говори!

Виржиния. Александр теперь для тебя кто? По-прежнему патрон?

Элеонора. Насколько известно, контракт не расторгнут.

Виржиния. Ты отлично знаешь, о чем я говорю!

Элеонора. Салфетки под тарелки!

Виржиния. Букет сюда?

Элеонора.  Нет,  туда,  где сядет  Леон...  Мы перестали  бы  соблюдать
контракт, если и стали  относиться к Александру  как  к патрону. Стаканы для
бордо сюда...  Он твой отец и  мой  муж! Пятнадцать часов  в  сутки. Да, да.
Считай сама.  Плюс две  субботы и все выходные дни.  В сумме такой же отец и
муж, как любой другой.

Виржиния. А ведь верно. Нет даже времени, чтобы вспомнить, что он вовсе
и не.

Элеонора. Да,  но  до  такой  степени, что  лично я -  солонку  сюда  -
предпочитаю вовсе не сбрасывать маску моей  роли, чем каждый день натягивать
ее снова.  Это избавляет  меня от совершенно ненужного  напряжения. Масленку
сюда!

Виржиния. А ты сказала Александру?

Элеонора. О чем?

Виржиния.  Ну,  об этом. О том, что больше не будешь  выходить из своей
роли?

Элеонора. Куда я дела ножи для сыра?

(Свет на всю сцену. Входит Александр. Обозревает стол.)

Александр.  Триумфальный  банкет,  устроенный  музами. Везет  же  этому
крокодилу. Где его место? (Кладет на тарелку маленький пакетик.)

Элеонора. Можно узнать, что это?

Александр.  Золотая заколка для  галстука  в  форме  кисти. Надеюсь, он
поймет эту символику?

Элеонора. Я думаю. Он же художник.

Александр. Ты поставила шампанское на лед?

Элеонора. Все в полном порядке. Гению остается лишь сесть за стол.

Александр. Сегодня мы отпразднуем успех Леона и все остальное.

Элеонора. Я иду за гусиной печенкой. (Выходит.)

Виржиния. Папаша...

Александр. Да, моя голубка...

Виржиния. Я хотела тебе сказать...

Александр. Слушаю тебя.

Виржиния. Так вот...  Я терпеть не могу нервные напряжения... Поэтому я
решила: чем влезать  каждый вечер в шкуру моего персонажа,  не буду вылезать
из нее совсем, вот! (Убегает)

Александр.  (Пытаясь  понять)  "Чем  влезать  каждый  вечер  в  шкуру".
(Размышляет, потом  начинает танцевать на одном месте, как футболист.)  Хоп!
Хоп!  Внимание! Хоп! Пас на меня!  Пас! Хоп! На  меня! Внимание! (Ударяет по
воображаемому мячу.) Г-о-о-л!

(В этот момент входит Машу.)

Леон! (Широко раскрывает руки, готовясь принять в свои объятия Машу.)

(Тот останавливается с серьезным лицом.)

Старина Леон!  (Идет к нему, хлопает  по плечу.) Ох, чертов осел! Леон!
(Обнимает  его, но Леон  остается ледяным. Александр не  замечает этого.) Ах
этот великолепный  запах  лаврового  венка! Я  дьявольски  доволен за  тебя,
чертушка! Да, дьявольски!

Машу. (Робко) Спасибо, Александр!

Александр. (Смеясь)  Послушайте  его! "Спасибо, Александр!"  Робок  как
девственник  перед публичным домом!  Однако же на  телевидении  ты прекрасно
распушил перья. Просто блеск! Ты был великолепен!

Машу. (Тем же тоном) Спасибо, Александр!

Александр.  "Спасибо,  Александр"! Да встряхнись же,  Боже  мой! Ты  же
никогда не  заставишь меня  поверить, что  я внушаю  тебе больше страха, чем
миллионы чудаков, которым ты...

Машу. Конечно, нет, Александр!

Александр. Тогда что же с тобой? Ты плохо себя чувствуешь?

Машу. Нет, очень хорошо!

Александр. Ну что же ты, право?

Машу. Я чувствую себя хорошо, Александр!

(Александр начинает смотреть на него с беспокойством.)

Александр. Ну-ка, садись!

Машу. Спасибо, Александр! (Не двигается с места.)

Александр. Так садись же!

Машу. Я предпочитаю постоять.

(Неловкое молчание)

Александр. Здесь  у  нас есть  все,  чтобы рассмешить даже гиппопотама.
Смотри!  В  честь  живописи!  И в честь  всего, что  с ней связано,  дорогой
старина Леон!

Машу. Меня зовут Геноле!

Александр. (Удивленно) Почему бы и  нет,  в конечном счете? Если мы уже
больше не играем, надо разгримироваться, ведь так?

Машу. Так, Александр!

Александр.  Геноле! Нелепо  как-то... Нет,  серьезно, тебе что,  больше
нравится, если я буду называть тебя Геноле?

Машу. Дело не в том, что мне больше нравится, просто меня надо называть
моим собственным именем.

Александр.  (Удивлен  сухим тоном  Машу)  Что  ж...  "Геноле".  Честное
слово...  Если как-то специально это произнести... Хочешь прочту  тебе меню,
Геноле?

Машу. Нет, спасибо, Александр!

Александр. Ах, ах! Ты предпочитаешь, чтобы сюрприз был полным?

Машу. Я пришел не ужинать.

Александр. Что?

Машу. Я ужинаю сегодня в другом месте.

Александр. В другом месте?

Машу. Ну да... в другом месте.

Александр. Где же?

Машу. В другом месте. Существуют и другие места, знаешь?!

Александр.  (Пытается  понять,  потом, обращая  все  в шутку,  начинает
смеяться) Какой же я идиот! Чуть было не поверил!

Машу. Я обедаю в другом месте, Александр!

Александр. Вот так номер! Что это еще за история?

Машу. Какая история?

Александр. Ну, в конце концов, Леон...

Машу. Геноле.

Александр. Когда я позвонил тебе сегодня утром, ты пообещал.

Машу. Я пообещал зайти.

Александр. Ты же отлично знал, что речь шла об ужине. Ты же не оставишь
меня наедине с гусиной печенкой и омаром-гигантом?

Машу. Оставлю, Александр!

Александр. Что значит "оставлю", Геноле, мой друг, Геноле!

Машу. (Спокойно) Я не твой друг, Александр!

Александр. Замечательная шуточка!

Машу. Мы разгримировались, Александр!

Александр. Что ты имеешь ввиду на самом деле?

Машу. Нет ничего яснее - я собираю свои игрушки!

Александр. Как это?

Машу. Вот так. Собираю свои игрушки и ухожу.

Александр. Ты уходишь? Как это ты уходишь?

Машу.  Через дверь...  Удачи,  старина. Сегодня потаскуха удача обещает
мне большой выигрыш. Я ухожу с ней. Проще простого!

Александр. Проще простого! Ты что издеваешься надо мной?

Машу. Я -  все что  угодно,  но только не  неблагодарный  человек. Я не
забываю, что  ты сделал  для  меня. Благодаря  тебе  я  мог  нормально есть,
рисовать, жить, выставлять свои полотна. Я  и пришел  сегодня вечером, чтобы
сказать тебе: "Спасибо, Александр!"

Александр. Но, Леон...

Машу. Геноле. Заметь:  я  тут  играл изо всех сил,  как ты  требовал от
меня. Или я ошибаюсь?

Александр.  (Почти  бормоча)  Но  ведь  это  невозможно.  (Ищет глазами
картину.) Я ведь не бредил? Ты ведь мне на самом деле подарил ее?

Машу.  Конечно же, Александр. Она  твоя. Я  даже  очень хочу  дать тебе
совет: храни ее бережно! Увидишь. Через десять лет, пусть меня повесят, если
тебе тогда не предложат за нее...

Александр. Почему ты подарил ее мне?

Машу. Потому что я нарисовал ее для тебя! Что ты хочешь? Это мой способ
разговаривать.  Я сделал все что мог, чтобы выполнить  наш контракт. Надо же
быть честным. Если бы это были одни слова, я бы наверное обокрал тебя.

Александр.  Один  вопрос,  Машу! (Показывает  на  картину.)  Ты дал  ей
что-нибудь от самого себя?

Машу. Еще бы!

Александр. Что же именно?

Машу. Что... Прежде  всего  мой талант.  Ныне  признанный.  Признанный,
правда?

Александр. Да, да, а еще?

Машу. И еще... все, что я мог.

Александр. Что же это такое - "все, что мог"?

Машу. Мою честность, Александр. Я  хотел, чтобы ты получил  ее  за твои
деньги!

Александр.  Честный  человек!  (Пауза)  Честно говоря,  что  ты обо мне
думаешь, Машу?

Машу. Честно?

Александр.  Да! Вне  контракта  и без денег.  Прежде  чем отправиться в
постель с твоей удачей. Скажи мне честно, что ты думаешь обо мне?

Машу. Честно? Ничего!

Александр. (Глухо) Убирайся!

Машу. Слушай! Я подарю тебе цветочек на прощанье, Александр! Бесплатно!
Послушай:  вот уже двадцать лет я мечтаю о Южной Америке!  И сегодня,  когда
моя  мечта  начинает осуществляться.... Знаешь...  У  меня будто ком стоит в
горле! И знаешь почему? Потому  что нам предстоит расставание, браток! Может
быть, это  глупо звучит, но ты не только мой лучший  друг, но  что-то такое,
словно половина меня самого. И как  бы далеко мы ни были друг от друга, даже
если не доведется больше увидеться... Братец мой, я хочу, чтобы ты знал.

Александр. Убирайся вон, мерзкая тварь!

(Машу остается на мгновение с разинутым ртом, потом убегает.

Затемнение.

 Прожектор  зажигается  на другом конце  сцены,  освещая Элеонору. Она
сидит в кресле, рядом стоит чемодан. Видно, что она готовилась к отъезду, но
заснула. Часы  бьют двенадцать раз.  Александр входит в световой  круг. Он в
пальто. Трогает рукой Элеонору. Она просыпается.)

Александр. Что вы здесь делаете?

Элеонора. Как видите, я спала!

Александр. Мы же с вами договорились, что вы должны были уехать сегодня
утром.

Элеонора. А потом я вернулась. Мне надо было забрать еще один чемодан.

Александр. Когда же вы вернулись?

Элеонора. Часа в три.

Александр. А сейчас уже первый час ночи!

Элеонора. Уже?!

Александр. Я вижу, вам понадобилось несколько часов, чтобы донести  ваш
чемодан из спальни  сюда. Такое большое  усилие, что вы  свалились без сил в
это кресло и заснули. Дорогая Элеонора! Вчера вечером мы же решили...

Элеонора. Я помню, что мы решили.

Александр. И по обоюдному согласию, если я не ошибаюсь?

Элеонора. Поэтому  я  и  вернулась в  три часа дня, чтобы  не встретить
здесь вас.

Александр. Что же вы не довели до конца это дело?

Элеонора.  Когда я вернулась, на лестнице стояли двое  и звонили в нашу
дверь. Я сочла должным принять их.

Александр. Ах, так! Я предполагаю, что они рассказали вам...

Элеонора. Да, они вернутся сюда завтра утром.

Александр. До этого я хотел бы выспаться.

Элеонора. Великолепно! Какое олимпийское  спокойствие у  нашего  героя!
Человек с железными нервами хотел бы выспаться!

Александр. (Кричит) Уходите!

Элеонора. Вы можете попросить вашу глупую гордость снизить тон.

Александр. Доставьте  ему это последнее удовольствие, дорогая Элеонора!
Он будет расстрелян на заре...

Элеонора. Прошу вас, не начинайте играть в...

Александр. Три строчки в разделе "Происшествия". Всего три строчки, мой
ангел, не больше. "Нечестный  на руку  бухгалтер  фирмы  "Жермен и  братья",
механические работы  любого сорта,  а также  запасные детали,  пристрастился
пользоваться хозяйской кассой!" (Садится  в кресло) Вот. Выход византийского
князя  в  сопровождении  двух   жандармов.  Да,  но...  Не  хочу,  чтобы  ты
заблуждалась    на   мой   счет.    Я   высококвалифицированный   бухгалтер.
Исключительной ловкости! Если  бы не я сам, старый  братец Жермен  познал бы
сначала  прелести небесного рая,  а  уж  потом  узнал  бы  о дырах  в  своих
гроссбухах.

Элеонора. Если бы не ты сам?

Александр. Ну да, это же я сам предупредил хозяина!

Элеонора. Когда же ?

Александр. Сегодня утром.

Элеонора. Каким способом?

Александр. Самым  простым. Обычным звонком  из кафе на  углу.  Да-да! Я
захотел сам опустить занавес.

Элеонора. Виржиния  тоже  вернулась  после  обеда. Она  никак  не могла
поверить, что... именно... именно в это время... спектакль уже закончен!

Александр. И она была здесь, когда...

Элеонора. Да!

Александр. Ну что ж!

(Прожектор загорается на другом  конце сцены, где Виржиния и Поло сидят
за столиком в кафе.)

Виржиния. Как это "ну и что же"?  Это же была  полиция,  легавые, Поло!
Вот я и смылась!

Поло. Наивная!

Виржиния. Рефлексы.

Поло.  Очень  удобные они, эти рефлексы! Именно так  одна половина мира
продает другую.

Виржиния. Да, я знаю. Я не должна была.

Поло. Да, ты не должна была.

Виржиния. Надо было бы сделать что-нибудь для него.

Поло. Да... Надо бы сделать что-нибудь...

(Затемнение вокруг Виржинии и Поло.)

Элеонора. Сколько же ты взял?

Александр.  Пусть тебя это не волнует! Я столько получил от тебя за эту
сумму, которую украл!

(Вновь сцена с ребятами.)

Поло. Воровать,  чтобы  купить любовь, не  является преступлением.  Это
всего лишь экспроприация у буржуа капитала для помещения в область чувств.

Элеонора. Сколько, Александр? (Она вынимает чековую книжку и ручку.)

Александр.   Готово   дело!   Дама-попечительница    оказывает   помощь
правонарушителю!

Элеонора. Дурачок! Сумасшедший!

Александр. Ты мне это  уже сказала  однажды.  Но это  еще  не доказано.
Сумасшедший претендовал бы,  наверное,  на то,  чтобы обеспечить себя на всю
жизнь. А мне  понадобился  лишь кусочек мечты.  Спектакль!  Ничего  другого,
только спектакль!

Элеонора. Что же ты намерен делать?

Александр. Платить. Заплатить самим  собой за  мое кресло в партере.  Я
ведь заслужил эту маленькую привилегию, правда?

(Затемнение.)

Виржиния.  Если бы видел все  это! Гусиная печенка! Омары!  Шампанское.
Вода  для полоскания  рук.  Царила смертельная  тоска.  Никто ни  до чего не
дотронулся.  Вместо  праздника был  морг.  И  именно  тогда я  стала  питать
какое-то чувство к этому папаше!

Поло. Надо что-нибудь сделать для него!

(Затемнение.)

Александр. Чертов Леон! Хорошую иглу всадил он мне  в сердце, этот тип!
Без него это могло бы еще долго продолжаться... И не только продолжаться....
К счастью,  у Леона  в памяти  было  условие контракта: "  Если в ходе наших
взаимоотношений  участник контракта  почувствует  слабость  по  отношению  к
работодателю..."

Элеонора. (Резко) Нет больше  контракта!  (Она  встает на  колени перед
креслом  и тихо продолжает.)  Нет больше  контракта, нет больше принуждения,
нет больше лжи, нет больше ничего, что заставило бы нас  играть.  Отныне  мы
обязаны лишь жить!

Александр. (Смущен) Мы?

Элеонора. Ты и я. Друг для друга, если только ты этого хочешь.

Виржиния. Что же можно для него сделать?

Поло. Не сбивай меня, я думаю.

(Затемнение)

Александр. (Гладит ее волосы) "Мы"?

Элеонора. Сезам, откройся, Александр.

Александр. И вот становится Али-бабой!

Элеонора. Я люблю тебя!

Александр. У меня очень странное ощущение, Элеонора!

Элеонора. Какое же, дорогой?

Александр. Как будто я слышу твой голос в первый раз!

Элеонора. Может быть ты вслушиваешься в него в первый раз!

Александр. Элеонора!

Элеонора. Да?

Александр. Я верю тебе. (Обнимает ее.)

Элеонора.  Вот! Только  одно слово,  и  все озарено,  и  все становится
простым. Поверить... и все существует.

Александр. И мы среди других!

Элеонора. И кусочек нашей мечты... и кусочек нашей жизни!

Александр. Мы!

Элеонора. А  теперь,  когда пьеса сыграна,  поднимается занавес!  Пьеса
начинается,  добрые  граждане!  Вот  потрясающий  спектакль  о  встрече двух
существ, которые  так  искали друг  друга! Потрясающая повседневная пьеса  о
любви с большой буквы! Вот пьеса "Мы".

Александр. Кстати. Я, как  вы меня об этом просили, заявил сумму вашего
заработка в кассу актеров.

Элеонора. (Не понимает.) Но, Александр! Я...

Александр. Спасибо за дополнение, которое вы только что мне сыграли!

Элеонора. Что ты хочешь этим сказать?

Александр.  "Цветочек",  как сказал  бы Леон. Но он  сыграл это гораздо
хуже, чем вы!

(Она  в  отчаянии.  Потом начинает  смеяться.  Ее  смех становится  все
громче, становится нервным, сумасшедшим.)

Элеонора. Вас надо просто убить!

(Он начинает смеяться вместе с ней. Долгий сеанс безумного смеха. Потом
смех утихает. )

Убить!

Александр. Да.

Элеонора  еще несколько раз тихо  вскрикивает  от смеха, но  эти тихие
взрывы  смеха  похоже  уже  на  глухие  всхлипывания.  Она медленно  идет  к
чемодану, берет его и,  не глядя больше на Александра, выходит. Он застыл  в
кресле.  Потом  механическим  жестом  достает  револьвер,  поворачивается  к
картине Машу и стреляет.  Резко падает темнота.  В темноте  раздается второй
выстрел. Внезапно луч прожектора выхватывает столик в кафе.)

Поло.  Я придумал!  В конце концов, чем он рискует?  Ну схватит год или
другой!  Так вот, знаешь,  что мы сделаем?  Мы  будем  носить ему  передачи.
Апельсины! А потом знаешь, что ты сделаешь? Ты станешь звать его "папаша". А
потом знаешь, что я сделаю? Я надену перчатки и попрошу у него твоей руки!



 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 1 - 1 из 127
Голосование
Выбираем лучший фильм, в котором снимался Андрей Соколов.
Спектакли
Стихи Андрея