Андрей Соколов о школе

Не все об этом знают, но известный актер театра и кино Андрей Соколов - кавалер ордена Святой Анны III степени, а награду эту дают за заслуги в воспитании молодежи. Кто же воспитал его самого таким, что каждая роль, даже отрицательная, -воплощение мужского благородства?


Для каждого взросло­го человека школь­ное время - своего рода отправная точка в жизни. Ведь имен­но тогда все случается впервые. А значит, закладываются осно­вы: система ценностей, характер, привычки.

— Андрей, чем Вы зачиты­вались в школе?

— Я очень любил Дюма, его мушкетерскую историю. Еще мы с друзьями зачитывались рома­ном Каверина «Два капитана». Кстати, многие из моих ровесни­ков так и остались романтиками, и им теперь сложно адаптировать­ся к современной действитель­ности. А не так давно я заглянул в школьный учебник и ахнул: краткий обзор романа «Война и мир», выжимка из Бунина... Как можно формировать вкус и миро­воззрение молодежи по краткому обзору?

— Что Вам, школьнику, раз­решали родители, и на что был наложен запрет?

—Мои родители мне фактиче­ски ничего не запрещали: можно сказать, что я пользовался их нео­граниченным доверием. И старал­ся его оправдать.

Серьезная проблема возник­ла только однажды. Я посещал в школе всякие спортивные сек­ции, в которые сам и записался. Но из-за весьма активных заня­тий хоккеем в какой-то момент совсем забросил учебу. И скатил­ся по общим предметам на двой­ки и тройки. Возник вопрос: либо я подтягиваюсь по предметам и перехожу в десятый класс, либо иду в ПТУ, но зато продолжаю заниматься спортом уже профес­сионально. Решил закончить шко­лу. И пришлось налечь на учебу.

— В каждой семье свои принципы воспитания. Как ро­дители поддерживали автори­тет друг друга?

— По поводу моего воспита­ния они друг с другом отноше­ния никогда не выясняли. Во вся­ком случае, при мне. И даже если отец был излишне суров, мама в эти моменты молчала. Друг дру­га они не перебивали. Раз стар­ший сказал, значит - закон. По­том мама аккуратно старалась выправить ситуацию. Мои ро­дители, слава Богу, оба живы-здоровы. И, наверное, я не впра­ве давать их поступкам какую-то оценку. Мама с папой - люди жи­вые, со страстями. Они и ревнова­ли, и любили друг друга. Это про­исходило на моих глазах, конечно, но зато было честно и искренне.

Но в какой-то момент у родите­лей дошло доразвода,и некоторое время мы жили порознь - я оста­вался с мамой. А потом родители опять сошлись. Когда у отца была другая семья, было трудно. Конеч­но, мне не хватало «слова отца», что очень важно для ребенка к окончанию школы, в переход­ном возрасте. Ну, ничего, справи­лись. Основным воспитателем, конечно, была моя матушка.

— Сегодня ученик, возвра­щаясь из школы, сразу вклю­чает телевизор или компьютер. А Вы чем увлекались?

—Любимой игрой была лапта. А что касается компьютера, то он, по-моему, заменил людям вообще все. И дети уже в школе на него подсаживаются и тратят огромное время не на общение, а на виртуальный мир.

Я абсолютно не компьютер­ный человек и предпочитаю, что­бы техникой занимались специ­ально обученные люди. И еще я не люблю анонимного общения.

— Что особенного Вы мо­жете рассказать о дворе свое­го детства?

— В мое время дворы в цен­тре города резко отличались от дворов пригорода. Да и выхо­дили мы не во двор - это у нас на­зывалось «пойти погулять на ули­цу». Так что можно сказать, что «дворы» кочевали от одного дома к другому. Двор как субкультуру знает более взрослое поколение. Александр Збруев, с которым унасобщая гримерка в «Ленкоме», часто вспоминает о своем арбат­ском детстве. Это был действи­тельно особенный двор. Вообще Москва 50-х годов, 80-х и нынеш­него времени резко отличается. Я родился на улице Димитрова, сейчас это называется Якиманка. И теперь там живу, то есть вер­нулся туда. Я вижу тот же памят­ник, свою школу, гастроном. Для меня это знаковые места. Люблю место, где «Ударник», там каждый день два раза проезжаю. Ресторан «Поплавок», с которым тоже мно­го связано. И возникают картин­ки: в этом месте вот что произо­шло... Какие-то события, чьи-то адреса... Так что ручеек, связыва­ющий меня с детством, не засох.

— Так чем же отличались дворы центра от окраин Москвы?

— Я родился в центре, там во дворах были устоявшиеся тра­диции, но к тому времени, когда я пошел в школу, мы переехали в Чертаново. Он тогда только строился, и там еще не сформиро­валась атмосфера, не сложились взаимоотношения между детьми.

— И как Вы выстраивали отношения с соседскими ре­бятами?

— Просто так болтаться мне всегда было некогда. Приблизи­тельно с 3-4-го класса мы, если со­бирались с ребятами, то в основ­ном поиграть в хоккей. Недале­ко от дома была площадка. Так что свой двор я помню именно в спортивном плане.

Это было то место, куда мы обычно бежали после уроков, забывая о домашних заданиях, потому что во дворе мы впер­вые чувствовали глоток свободы и старались завоевать свое место под солнцем.

— А отношения с девочками как складывались?

—Конечно, девчонок за косич­ки дергали. Бесились на пере­менках и обливались компотом. Но не исподтишка, а это было что-то вроде дуэли. Честно го­воря, я был маменькиным сын­ком. Паинькой, можно сказать. И особого внимания на девочек не обращал. Ну, а девочки раньше нас созревали и первыми стали к нам приглядываться.

— У Вас было какое-нибудь прозвище?

— Сокол.

— Не поверю, чтобы Сокол никаких хулиганств не устра­ивал!

— В школе шалили, и отца на педсовет вызывали. Только не помню за что. Меня никогда не наказывали и не секли. Отец просто разговаривал по-мужски. А на улицах, бывало, и дрались: Чертаново хулиганским был рай­оном. И ножи были. Хотя я драть­ся, честно говоря, боялся.

— Тогда улица была более опасной, как Вы думаете?

— Думаю, что сегодня улица гораздо опаснее из-за вседозво­ленности и доступности чего угодно, в том числе наркотиков, оружия. Если раньше и дра­лись, то брались за дубины, а сей­час чуть что, выясняя отношения, уже хватаются за пистолеты.

— Вы в армии служили?

—У меня в институте военная кафедра была. Армия - это, ко­нечно, важно. Но без дедовщины. Когда слышу о развале армии, ми­лиции, правоохранительных ор­ганов - мне обидно. Потому что у меня много друзей в погонах.

— Часто встречаетесь со сво­ими школьными друзьями?

— Все они живут своей жиз­нью. Это большая редкость - встречаться чаще.

Наталия Юнгвальд-Хилькевич
 
Голосование
Выбираем лучший фильм, в котором снимался Андрей Соколов.
Спектакли
Стихи Андрея