Идея одна - снимать кино

По первому диплому Московского авиационно-технического института он инженер-механик по производству полимеров. Актерскому делу обучался в Щукинском училище, режиссерскую профессию постигал на Высших режиссерских курсах. В 18 лет поехал на БАМ, работал там слесарем-сантехником, а на заработанные деньги купил машину. Он ставит спектакли и снимает кино, пишет стихи и прозу – и уже 20 лет служит в театре «Ленком». Он снимается почти без грима, занимается фитнесом, а свободное время посвящает охоте и рыбалке. Когда произносят его имя, память начинает тасовать кадры из «Маленькой Веры» и «Адвоката», а вообще-то в его фильмографии почти 60 картин. Народный артист России Андрей Соколов пообщался с нашим корреспондентом перед показом в Калининграде спектакля «Койка».

- В чем для Вас разница между театральной режиссурой и кинорежиссурой?

 - В кино редко предоставляется возможность для репетиций и каких-то экспериментов, а в театре для этого есть репетиционный процесс. В кино, а тем более, сейчас, нет времени для занятий творчеством с большой буквы. Если раньше фильмы снимались долго, по полторы минуты полезного времени в день, то сейчас – минимум пять. Сроки сжаты - то, что ты хочешь попытаться сделать, ты делаешь или на бумаге при раскадровке в режиссерском сценарии, или уж все-таки на театре. Это нормально, так всегда и было – в театре набираешь, в кино отдаешь. Просто сейчас это процесс более выраженный.

 - Что вы лично искали в режиссуре – и что нашли?

 - Я еще в Щукинском училище ставил отрывки. Мне было интересно складывать кубик Рубика, а не только самому быть кубиком. В 1996 году поступил на Высшие режиссерские курсы. Во-первых, я хотел постичь эту профессию. Во-вторых, я знал, что даже если я не буду заниматься режиссурой, этот опыт может быть полезен и в актерской профессии. В-третьих, когда твои желания совпадают с возможностями, это всегда здорово. Главный итог - я пришел к пониманию, что это совершенно другая профессия и здесь работают другие законы.

 - Между окончанием Высших режиссерских курсов и Вашим кинодебютом (фильм «Артефакт») в кино прошло почти 10 лет. Почему так много – и не значит ли это, что со следующей картиной Вы тоже не будете торопиться?

 - Но в это время я, кстати, снял 12 фильмов из цикла «Адвокат». Что же касается «Артефакта»… Я в 1998 году как раз начал снимать один проект, но отведенные на картину деньги съел кризис. То, что осталось, вылилось в спектакль «Койка». На самом деле, я просто набирался опыта. 10 лет – это, конечно, много, надеюсь, что следующая картина будет побыстрее. Я уже начинаю этим заниматься, думаю, что с нового года займусь достаточно плотно.

 - Какое кино Вы хотели бы снимать в идеале – и какое получается в реальности? Есть ли несоответствия, порождающие какую-то внутреннюю неудовлетворенность?

 - Я нашел сценарий, который мне нравится со всех сторон. Это мелодрама с бушующими страстями, там есть и что актерам поиграть, и что оператору снять, и режиссеру есть над чем голову поломать. Надеюсь, что если с этим сценарием дело дойдет до конца, получится то, что я хотел бы снять, - про любовь.

 - Все жалуются на отсутствие хороших сценариев в российском кино. В чем, по-вашему, проблема?

 - Профессионалов нет.

 - А раньше ведь были – куда делись?

 - Раньше не было такого обилия вторсырья – я имею в виду сериалы. Туда приходят талантливые сценаристы, их превращают в литературных негров - они исписываются. Как мне кажется, настоящую вещь можно написать, только затрачиваясь – своим временем, силами, мозгами. Идея должна созреть, выкристаллизоваться, на это нужно время. А в сериалах производят скороспелки.

 - Но творчество тоже требует тренировки? Музы ведь не прилетают…

 - Безусловно, но такая тренировка должна происходить не в суете. Если сценаристу нечем кормить детей, это понятно, и его никто осуждать не будет, что впрягся в эту историю. У каждого есть право выбора.

 - Вы состоите в Союзе кинематографистов и в Союзе театральных деятелей?

 - Состою в Союзе кинематографистов, но не член СТД.

 - Ощущаете ли вообще потребность быть частью какого-либо сообщества – или можете себе позволить быть независимым?

 - Это вопрос вопросов. Я не понимаю всей этой дележки, которая происходит сейчас в Союзе кинематографистов, и думаю, этого не понимает никто, кроме старейшин, стоявших у истоков. Одно время у меня было желание разобраться, но я отказался от этой идеи, потому что это все-таки занимает слишком времени, кроме того, я не понимаю сути вопроса. Выслушиваешь разные стороны – вроде бы все правы, но нет ясности насчет будущего. Профессиональный Союз – это сообщество людей, которые работают на одну идею. А какая сейчас может быть идея? Снимать кино – и все.

 - В качестве своих авторитетов в актерской профессии Вы называете Иннокентия Смоктуновского и Евгения Евстигнеева. Сейчас есть ли актеры, на 100 процентов погруженные в профессию, - или век таких вот 100-процентных актеров кончился?

 - Есть, например, Евгений Миронов.

 - А в режиссуре авторитеты каковы?

- Сейчас даже очень интересный режиссер, если у него нет продюсерских способностей, не сможет реализовать свой проект. Мне посчастливилось работать со многими интереснейшими режиссерами. Некоторые из них сейчас в простое. Их имена не звучат, но это, поверьте, не меньшие величины, чем те, чьи имена на слуху.

 - Но есть же имена, на которые, скажем так, можно профессионально опереться?

 - Мне очень нравился Владимир Мотыль – я у него работал и учился. Нравились Виктор Сергеев, Игорь Максимчук, Георгий Юнгвальд-Хилькевич, который снял картину «Искусство жить в Одессе» - на мой взгляд, лучший из всех снятых про Одессу фильмов. Еще Юрий Норштейн – хоть и мультипликатор, но мыслит абсолютно как режиссер игрового кино.

 - Если бы представилась возможность, как в «Биографии» Макса Фриша, переписать свою биографию, Вы стали бы что-нибудь корректировать?

 - Может быть – но история не любит сослагательного наклонения.
 
Голосование
Выбираем лучший фильм, в котором снимался Андрей Соколов.
Спектакли
Стихи Андрея