Андрей Соколов: Жизнь вообще очень смешная штука

13 августа знаменитый актер, один из секс-символов нашего кинематографа, отметит 50-летие

версия для печати увеличить/уменьшить шрифт
О возрасте, юбилее, опасных трюках и новых проектах мы поговорили с Андреем Соколовым, встретившись с ним на съемках фильма "ДСБ" ("Департамент собственной безопасности"), в котором он играет полковника.

Андрей, два года назад вы говорили, что для празднования юбилея арендуете кинотеатр или цирк, чтобы порадовать друзей.

- Да, была у меня такая мысль. И я уже было снял один кинотеатр, но недели две назад от этой идеи отказался. Навалилось много работы, и боюсь, организацию такого масштабного праздника не осилю. Впрочем, все еще подумываю об аренде одного цирка-шапито на берегу реки.

- А вы что, очень любите цирк?

- Да, ведь там клоуны. Вся жизнь вообще очень смешная штука.

- Говорят, 50 лет для мужчины - самый расцвет сил. Как вы к этому утверждению относитесь?

- Поддерживаю. И 40 лет - расцвет, и 50. Дай бог, чтобы и 60, и 70. Доживем - увидим.

- А на сколько лет вы себя ощущаете?

- Полного несоответствия между мозгами и годами у меня нет. Но по духу… Мне кажется, каждый человек рождается с определенным возрастом. Некоторые уже в детстве - маленькие старички, другие и в преклонном возрасте ощущают себя молодыми. И я себя отношу ко второй категории. "Мой" возраст - лет 25.

- Во многих фильмах вы сами выполняли опасные трюки, после которых даже шрамы оставались. Сейчас продолжаете участвовать в таких рискованных съемках?

- Нет. Появился опыт, и я понял, что подобные вещи очень непрофессиональны. Шрамы на теле - это минус и постановщикам трюков, и самому актеру, потому что голова все-таки должна быть на плечах. Лихость лихостью, но надо понимать, что из-за твоей травмы может остановиться картина, производство, да и вообще по большому счету поломанные и больные никому не нужны. А состояние здоровья - залог твоего будущего. Хотя… не далее как пару дней назад я испытывал КамАЗы - мне это было очень интересно. Гонял по бездорожью.

- Для фильма?

- Нет, просто так, для себя. Но в принципе, повторюсь, какая-то разумность с возрастом все-таки появилась.

- То есть ради искусства не стоит жертвовать жизнью?

- Конечно, сгореть на сцене - это здорово, с одной стороны, но все же… Отвечу так: жизнь стоит того, чтобы ею дорожить.

- Знаю, что вы дружите со спортом. Но вас не видно ни в одном телешоу вроде "Горячего льда" или "Цирка со звездами". Почему?

- Я с уважением отношусь к выбору ребят, принимающих в этом участие. Но для меня все дело в цене вопроса. Зачем брать на себя риск из-за травмы выпасть из профессии, в которой я сейчас востребован? Вот если бы мне нечего было делать, другое дело. Но я дорожу тем, что у меня есть.

- Разумность, появившаяся с возрастом… Не отцовством ли она вызвана, ведь два года назад у вас родилась дочь Софья?

- Нет, одно с другим никак не связано.

- А как вы, такой мужественный, ощущаете себя в мире бантиков и куколок?

- Абсолютно гармонично и комфортно.

- Не жалеете, что у вас дочь, а не сын?

- Что вы! Разве об этом жалеют?!

- У Софьи, как и у вас, день рождения в августе. Кто обычно выбирает ей подарок - вы или жена?

- Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что Соня получает подарки постоянно, а не только на праздники. Это некий поток, в котором она существует.

- Знаю, что ваше детство проходило значительно скромнее. Помните какой-нибудь подарок родителей, который произвел на вас неизгладимое впечатление?

- У меня была машина с педалями - она считалась гордостью нашего двора. И еще я очень радовался, когда родители мне купили велосипед "Школьник". Это было незабываемо! Потом я уже сам начал делать себе подарки.

- Насчет подарков самому себе - будет ли у вас этим летом отпуск?

- Да, дней десять в конце августа - начале сентября.

- Куда-то уедете?

- Наверное, в Кисловодск, стараюсь там бывать раз в два года. Еду на воды, как говаривали во времена оны.

- А почему не в Карловы Вары, не в Баден-Баден?

- В Кисловодске я был раз пять-шесть, и мне там так понравилось… Считаю, что лучшее - враг хорошего.

- После отпуска у вас опять начнется сезон в "Ленкоме". В этом театре вы работаете давно, но не всегда были там востребованы. Никогда не думали уйти из труппы?

- Мысли были всякие, но, знаете, не зря говорят, что театр - это дом. Помню, на эту тему у меня был разговор с Игорем Костолевским. Как-то мы вместе ехали на съемки в Белоруссию, и я с ним поделился своими сомнениями. А он мне ответил: "Что тебе мешает оставаться в "Ленкоме"? Ты ведь сейчас и в кино занят, и собственный театральный проект у тебя есть. А "Ленком" - это твоя база, твой тыл". Со временем я понял, как он был прав. И очень рад, что когда-то мне хватило мужества не хлопнуть дверью. Ведь "Ленком", с моей точки зрения, - это действительно особый коллектив, там собрана уникальная труппа. Мне приходилось работать в разных театрах, но ленкомовских актеров можно отличить от других по подготовленности и по способу существования и на сцене, и в кадре. А если говорить о востребованности… Для этого мало просто прийти в труппу с желанием играть. Надо, чтобы и театр захотел увидеть тебя на своих подмостках. Это называется взаимопрорастание. Я счастлив, что у меня с "Ленкомом" оно все-таки произошло.

- Кого считаете своими учителями на сцене?

- Видите ли, научить в этой профессии нельзя, можно только научиться. И если у тебя есть желание расти, то твоим учителем может быть даже первокурсник, которого ты видишь, придя, например, в учебный театр. А самый лучший учитель - это жизнь.

- А среди актеров кумиры у вас есть?

- Каждый актер, добившийся успеха, стоит внимания. Ведь дорога на олимп непростая. Я, конечно, говорю про людей, проверенных временем, а не про однодневок. Хотя с годами я и к громким именам начал относиться с осторожностью. Есть масса интереснейших, но малоизвестных людей - просто потому, что их судьба не сложилась. Помню, снимался в Ярославле и в местном театре видел одну фантастическую девчонку. Но вот раскрутиться она пока никак не может.

- Но вы же в некоторых кино- и театральных проектах выступаете как режиссер. Неужели не можете помочь человеку, если считаете его талантливым?

- Пока нечего ей предложить, такое тоже бывает.

- То есть новых режиссерских проектов у вас не предвидится?

- Нет, у меня как раз намечаются постановка спектакля в Питере и работа над художественным фильмом.

- Я знаю, вы давно хотите экранизировать свой роман "Новая русская леди".

- Вот этот проект воплотить в жизнь у меня пока не получается. Сценарий уже написан, но продюсерский цех пока не дает добро. А я им доверяю, сознаю, что сам в оценке своей работы могу быть необъективен.

- Лавры писателя вас тревожат?

- Нет, в этом плане мое самолюбие отдыхает, проза и стихи для меня - это хобби. Я не писатель и не поэт, а просто человек, которому нравится тратить время на эти занятия.

- А что вас в жизни вдохновляет, питает силами?

- Говорят, надежды юношей питают. (Насмешливо улыбается.) И меня, наверное, греет надежда, что все еще впереди, что жизнь не заканчивается.

- Что бы вы самому себе пожелали на юбилей?

- Душевного спокойствия и гармонии. Хотя понимаю, что это нереально, но к этому нужно стремиться.

Газета "Труд"
 
Голосование
Выбираем лучший фильм, в котором снимался Андрей Соколов.
Спектакли
Стихи Андрея